Иран: будем и дальше развивать сотрудничество с Центральной Азией
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
UktamNamozov 11 Мая 2022 в 14:11:44
В то время как мир Европа и Россия полностью погружены в конфликт в Украине, Иран активным образом начал наращивать взаимодействие со странами Центральной Азии.

На самом деле приоритет выстраиванию отношений с соседними странами, в том числе и с республиками Центральной Азии является основным пунктом внешнеполитического курса нового президента Ирана Эбрахима Раиси.
Нужно сказать, что Иран достаточно ловко пользуется складывающейся в регионе остановкой. Долгое время руки Тегерана были связаны тем, что Афганистане находился военный контингент НАТО и США. Сейчас такой проблемы нет. Поэтому мы все с любопытством наблюдаем за тем, как Иран стремится заполнить те пустоты, которые начали появляться прежде всего в обороноспособности региона Центральной Азии с началом Украинского кризиса. Тегеран руководствуется следующей логикой: пока Москва полностью поглощена Украиной, часть своих гарантий безопасности в регионе, в рамках того же ОДКБ, она выполнять не в состоянии. Иран тут как тут. Что же касается Китая, роль его в Центральной Азии остается неизменной. Но его готовность участвовать в решении проблем безопасности региона все еще расплывчата и до конца не ясна. Его давняя политика невмешательства привела к тому, что Пекин сосредоточился на экономической сфере, оказывая незначительное влияние на ситуацию в области безопасности в Центральной Азии. Поэтому Иран стремится по максимуму использовать создавшийся вакуум в Центральной Азии для продвижения своих внешнеполитических приоритетов.

Экономический потенциал
Потенциал экономического роста Центральной Азии, как региона, не имеющего выхода к морю, зависит от получения доступа к портам близлежащих стран. Порты Ирана являются одними из ближайших к Центральной Азии и, естественно, представляют собой ворота для региона к мировым морским торговым путям.
Принимая во внимание тот факт, что экономика Ирана пострадала от западных санкций, он ограничен в том, что может предложить государствам Центральной Азии в одностороннем порядке. Тем не менее ему удалось добиться значительных успехов в экономическом взаимодействии с Таджикистаном и Узбекистаном. Таджикистан является естественным экономическим партнером для Ирана, учитывая общность таджикского персидского языка с персидским языком, на котором говорят в Иране, и поэтому иранские подрядчики часто осуществляют инфраструктурные проекты в Таджикистане. В частности, иранские подрядчики принимали участие в строительстве Анзобского тоннеля, который значительно сокращает время в пути между столицей Таджикистана Душанбе и его вторым по величине городом Худжандом. В 2019 году Тегеран построил гидроэлектростанцию "Сангтуда-2" в Таджикистане, и начал строительство еще одной электростанции на Рогунской плотине.
Иран также добился успехов в торговле с Узбекистаном. Несмотря на введенные санкции товарооборот между Ираном и Узбекистаном в 2018 вырос на 40%. В январе этого года Узбекистан и Иран еще больше укрепили экономические связи, подписав соглашение, предоставляющее Узбекистану доступ к иранскому порту Чабахар.

Региональная стабильность и вопросы безопасности
Иран также уже предпринял ряд шагов по укреплению стабильности в Центральной Азии. В апреле Иран и Таджикистан создали совместный военный комитет, который, как надеется Таджикистан, расширит региональное сотрудничество в борьбе с терроризмом. В октябре Иран также провел конференцию с участием министров иностранных дел соседних с Афганистаном стран, включая Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан, в ходе которой министр иностранных дел Таджикистана выразил обеспокоенность по поводу "террористов", собирающихся на севере Афганистана. Иран разделяет многие опасения государств Центральной Азии по поводу Афганистана и будет стремиться продолжать взаимодействие с ними для укрепления стабильности в Центральной Азии.

Работа с населением
Третий способ, которым Иран может попытаться продвинуть свои интересы в регионе, - это создание в Центральной Азии лояльных к Тегерану, так называемых, прокси-сил, наподобие сформированной в 2014 году бригады “Фатимиюн”. Иран может также попытаться создать группы, подобные "Фатемиюн", в странах Центральной Азии, чтобы обеспечить себе большую гибкость в реализации своих интересов безопасности в Центральной Азии и за ее пределами.

И все же на сегодняшний момент существует довольно много препятствий для реализации всех проектов Ирана в Центральной Азии. Так для более глубокого экономического взаимодействия Ирана с Центральной и Восточной Азией остаются санкции США и Евросоюза.
Еще одним препятствием для Ирана, особенно для сотрудничества в политической сфере и сфере безопасности, является специфика государственного устройства Ирана как исламской республики. Центральноазиатские республики с момента обретения своей независимости были вынуждены бороться с политическим исламом (партия исламского возрождения Таджикистана, Исламское движение Узбекистана и др.) Тем не менее, большинство исламских движений, угрожающих государствам Центральной Азии, являются суннитскими экстремистскими группами, выступающими против шиитской идеологии Ирана.

И все же, на лицо явное стремление Тегерана интегрироваться во многие жизненно важные процессы центраьноазиатких республик. На это, как минимум стоит обратить внимание.
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь