Юмор в Казахстане: Смех сквозь слезы
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
admin 23 Апреля 2009 в 12:35:32
Здешний юмор имеет глубокие корни в веках, когда казахи были кочевниками. Несмотря на трагическую историю народа, казахский фольклор полон веселыми персонажами, играючи выходящими из трудных ситуаций с улыбкой на лице – Алдар Хосе, Жиренше и Ер-Тостик. ХХ век был еще более драматичен – голод, репрессии, война, ядерные испытания… Ничего смешного… Однако когда люди проходят через испытания, их чувство юмора не исчезает. Оно принимает другие формы.

КОЧЕВОЙ ЮМОР
Историки говорят, что юмор и сатира играли большую роль в казахской степи. Поскольку кочевники проводили значительную часть времени в пути, перемещаясь со своим скотом с одного пастбища на другое, практически единственными местами, где они имели шанс собраться вместе и поупражняться в остроумии, были различные празднества – в первую очередь, конечно же, свадьбы – и на ярмарках, где они торговали своими товарами.

Так называемые ку (с каз.яз. – “хитрец, ловкач”) были народными комиками-шутниками, развлекавшими людей на празднествах. В их арсенале были шутки, проказы, шутливые песенки и сценки. Скажем, на свадебной церемонии беташар (во время которой с лица невесты снимают накидку), ку представлял девушке ее новую родню (как правило, очень большую у казахов) шутливо пародируя их повадки и «вымогая» подарки для невесты.

Кроме того, акыны и жырау (барды, исполнявшие многословные поучительные или же сатирические песни под собственный аккомпанемент на домбре) регулярно выступали на айтысах (конкурсах бардов, собиравшихся с разных частей страны), которые удостаивали своим присутствием аристократы, включая ханов. Наиболее отважные, прямодушные и граждански сознательные акыны позволяли себе социально-политическую сатиру.

Сегодня оба этих искусства практически забыты.

Со времен великого гуманиста Абая казахи говорят, то с горечью, то с юмором, о своих «номадических» пороках, например, о желании легкой жизни – как в этом анекдоте. “Русский, украинец и казах попали на необитаемый остров. Спустя год русский построил дом с баней. Украинец устроил ферму и винокурню. Казах весь год бездельничал, а, увидев успех своих соседей, пришел к ним и объявил, что с этого дня он будет их новым налоговым инспектором”.

ЯЗЫКОВЫЕ ТРЮКИ
Довольно долгое время казахский язык находился в глубоком кризисе: казахские школы были непрестижны, казахские СМИ – непопулярны, а необходимость в том, чтобы знать и учить казахский язык была невелика в советское время. В итоге, сейчас многие городские казахи либо не знают родного языка, либо говорят по-казахски, часто используя русские слова в своей речи. Звучит это довольно забавно, хотя, по сути, это – большая проблема национальной идентичности. “Одна из передач на телевидении, Шала казактар (термин для обозначения т.н. «асфальтных казахов»), высмеивает таких как я”, говорит Айжан, переводчица из Алматы, которой нравится это шоу.

Такого рода каламбурический юмор широко распространен среди народа в Казахстане, вызывая улыбку практически у каждого представителя многонационального общества. Несколько лет назад одной из популярнейших шуток был «поиск казахских корней» в иностранных словах, особенно в географических названиях. Они обычно начинались со слов: “Когда казахи были великими мореплавателями”. Скажем, два брата Паракбай и Оракбай открыли Парагвай и Уругвай. Аргыны (крупное казахское объединение племен) дали имя Аргентине. А экватор назван так потому, что там, посреди океана, сошлись в смертельной схватке два богатыря (еки батыр).

Но наиболее изящный каламбур лежит вне географической плоскости: шутники утверждают, что название японского изобретения «караоке» основано на двух исконно казахских словах, точно описывающих принцип его работы: кара и оку, что означает “смотри” и “читай”.

СМЕХ НАД СОБОЙ
“Лучше всего казахи шутят над собой”, говорит Мария, PR-эксперт. И это действительно так. Например: “долгое время казахстанские бегуны с мячом борются за право называться футболистами”. Несколько лет назад, одним из самых успешных сетевых юмористических проектов в Казахстане были «списки признаков», которые создавались, редактировались и распространялись посредством электронной почты.

Вся страна смеялась над жителем расположенной у подножия гор Алматы (“вы найдете “верх” и “низ” даже у самого плоского города на планете”), алмаатинцем в Москве (“вам кажется, что здесь слишком мало уйгуров и корейцев”), иностранцем в нефтяной столице Атырау (“теперь вы уверены, что комары – это не насекомые, а птицы”) или шымкентцем в Астане (“вы твердо убеждены, что самые красивые девушки живут везде”).

Ольга, журналист и редактор, рассказывает шутку, увиденную на местном стэндап шоу: “На сцене стоит человек в халате, ассоциирующемся (по сценарию) с картой Казахстана. Остальные его спрашивают: Это что за мокрое пятно? – Ааа, это Арал (крупное соленое озеро, высыхающее в экстремальной экокатастрофе), да ничего, скоро высохнет. – А это что за яркая заплатка? – Это Астана. Раньше вообще дыра была!”

Два города – Астана и Алматы – пожалуй, самые притягательные объекты для шутников. Астанчане сами, к примеру, известны тем, что выдумывают оригинальные прозвища для новых достопримечательностей и зданий – громадный жилой дом на берегу реки прозван «Титаником», монумент Байтерек – и вовсе «чупа-чупс», а министерский небоскреб – это «зажигалка» (по иронии судьбы, в прошлом году в нем был пожар) и так далее.

Алматы, региональный мегаполис, больше высмеивают как город с самыми богатыми людьми Центральной Азии. Большинство алмаатинцев, пытаясь пошутить о себе, сразу вспоминают этот анекдот: “Пьяный алмаатинец ловит такси в Париже и просит отвезти его в «Самал», элитный район в центре Алматы. Таксист отвечает, что не знает где это. Казах показывает пачку денег, говорит, что заплатит 5 тысяч долларов, и водитель сразу уточняет: “Как удобнее заехать – с Фурманова или с Ленина?”

О чем еще шутят казахстанцы? “О президенте”, говорит Адиль, дизайнер рекламы, вспоминая самый известный анекдот конца 1990х гг., когда столицу переносили из предгорной Алматы в степную Астану: “Президент просыпается, смотрит в окно и, к своему ужасу, не видит там горных вершин. Он спрашивает супругу: – Боже мой, мы что же – и горы продали? – Нет, дорогой, мы просто в Астане”.

ЮМОР ШОУ-БИЗНЕСА
Если на российском телевидении (традиционно имеющем более высокий рейтинг, чем местное, среди казахстанцев) имеется множество юмористических программ: концерты советского типа, стэндап шоу в западном стиле, сериалы (многие из которых являются адаптированными версиями американских сериалов), на казахстанских каналах их совсем немного. А те, что есть, не слишком веселят публику.

“Хорошие шутки не доходят до зрителя. Есть ощущение того, что действует цензура на юмор”, говорит Ольга. Мария добавляет: “Я не смотрю эти шоу на нашем ТВ. Их шутки исключительно банальны”. Стэндап-шоу Yellow, Black & White, копия мегапопулярного российского Comedy Club (авторы которого стали миллионерами по данным Forbes), не стало хорошим примером адаптации в Казахстане.

“Чаще всего их юмор оставляет желать лучшего. Обычно их шутки тривиальны и находятся «ниже пояса» с чрезмерным использованием грязной лексики, которая, по их мнению, видимо, должна быть смешна сама по себе, если использовать ее со сцены”, говорит Айжан, разочарованная после шоу.

Дасет, разработчик веб-сайтов и заядлый коллекционер шуток, говорит, что смешного в стране мало. “Есть аналог российского шоу политической сатиры «Куклы», но качество его не соответствует требованиям зрителей – в политическом смысле оно беззубо, а чаще просто оскорбительно в адрес представителей оппозиции… В основном, все сводится к копированию российских шоу местной курстарщиной”. “Это каменный век”, соглашается Саша, менеджер коммерческой компании, “Просто копирование чужих шуток”.

Возможно, поэтому самые амбициозные казахстанцы стремятся попасть в российский шоу-бизнес, в т.ч. в сфере юмора. КВН – популярная ТВ-передача, выжившая с времен СССР, в которой студенческие команды состязались в остроумии, ныне превратилась в глянцевое шоу с богатыми спонсорами и профессиональными сценаристами. Сборная Казахстана “Астана” довольно неплохо выступала в Москве в последнее время.

Даурен, нефтяник-профессионал и сатирический писатель-любитель, утверждает, что в Казахстане нет реальной индустрии юмора, поскольку рынок невелик, но есть множество талантов, и среди них – особо одаренные личности. Пожалуй, один из наиболее ярких из них – Жантемир Баймухамедов, музыкант, остряк и шоумэн. «Живые» шоу с его группой расписаны на месяцы вперед, переозвучивает с казахской спецификой культовые фильмы и даже планирует снять фильм-реванш «Брат Бората».

“Мои живые шоу – это, как правило, импровизация. У меня очень много шуток и они все время разные. Я не повторяюсь. Я каждый раз новый. А на самих концертах (как мы их называем, «задорные конкурсы и безудержное веселье от Жантика») все идет очень легко, непринужденно и весело. Считаю, что плох тот шоумэн, который рассказывает анекдоты. Для меня это признак того, что человеку просто нечего сказать”, говорит Жантик.

В ответ на вопрос о том, почему казахи часто шутят о несмешном – об Арале, коррупции или деградации языка – Даурен предполагает, что, возможно, это своего рода защитная реакция: “политическая закомплексованность народа выплескивается в политических шутках, а чаше всего в иронии, сарказме и черном юморе о текущей действительности”.
поделиться:

http://www.zonakz.net/blogs/user/shura_balaganov/5493.html
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь