Как современно
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
danilov 30 Июня 2020 в 10:10:02
В 1979 Р.Брэдбери к своему «451 по Фаренгейту» написал послесловие, которое в русский перевод не попало.
Имхо, потому что советский русский читатель не понял бы вообще о чём речь идет.

Quote:
Около двух лет назад я получил письмо от серьёзной молодой воспитанницы колледжа Вассара [один из семи старейших и наиболее престижных женских колледжей на восточном побережье США]: она писала, как ей понравились «Марсианские хроники», мой эксперимент в космической мифологии.

«Но, — добавляла она, — почему бы не переписать книгу, добавив больше женских характерных персонажей для соответствия веяниям времени?»
Несколькими годами ранее мне присылали множество писем с жалобами на те же «Марсианские хроники»: чернокожие в книге такие же пассивные, как дядя Том [главный персонаж романа Гарриет Бичер-Стоу "Хижина дяди Тома", направленный против рабовладения в Америке], почему бы мне не переделать их?
Примерно тогда же пришло письмо от белого южанина, считавшего, что я неравнодушен к чернокожим и поэтому книгу нужно выбросить.
Недели две назад гора писем породила крохотную мышь: письмо от широко известного издательства, желающего переиздать для школьников мой рассказ «Ревун».
В рассказе я описал маяк как источник «Божественного огня» в ночи. И что с точки зрения любого морского существа он ощущается как Присутствие.
Редакторы удалили «Божественный огонь» и «Присутствие».
...
...Сжигать книги можно разными способами. И мир полон суетливых людей с зажжёнными спичками. Представители любого меньшинства, будь то баптисты/унитарии, ирландцы/итальянцы/траченные молью гуманитарии, дзен-буддисты/сионисты/адвентисты/феминисты, республиканцы, члены общества Маттачине [одно из первых открытых гей-движений в Америке], пятидесятники и т.д., и т.п., считают, что у них есть право, обязанность, воля, чтобы облить керосином и поднести спичку. ...
В романе «451 по Фаренгейту» брандмейстер Битти рассказывал, как были уничтожены книги: то или иное оскорблённое меньшинство выдирало неугодные им страницы, пока книги не стали пустыми, умы — чистыми от мыслей и библиотеки закрылись навсегда.
...
Вишенкой на торте: месяц назад я послал студенческому театру свою пьесу «Левиафан 99». Она посвящена Мелвиллу и строится на мифологии «Моби Дика»: команда космического корабля, возглавляемая слепым капитаном, преследует и пытается уничтожить Разрушителя — большую белую комету. Премьера моей драмы должна быть в Парижской опере этой осенью. Но сейчас университет написал мне, что вряд ли возьмутся за постановку, потому что в пьесе нет женских ролей! И сторонницы равноправия полов обрушатся на драмкружок с бейсбольными битами на первой же репетиции.
...
Ибо этот мир безумен, и он станет еще безумнее, если мы позволим меньшинствам, будь то гномы или великаны, орангутаны или дельфины, сторонники гонки вооружений или экологи, компьютерщики или неолуддиты, простаки или мудрецы вмешиваться в эстетику. Реальный мир — общая игровая площадка для всех и для каждого, для любых групп, чтобы они устанавливали свои правила. Но под обложкой моей книги (прозы или стихов) их законы заканчиваются и начинается моя территория с моими правилами. Если мормонам не нравится моя пьеса, пусть напишут свою. Если ирландцев бесят мои «Дублинские рассказы»[Ирландский цикл] — пишущие машинки к их услугам. Если школьные учителя или редакторы считают, что мои труднопроизносимые предложения не для их зефировых зубов, пусть сосут окаменелые печеньки, размоченные в жиденьком чайке собственного производства. Если интеллектуалы из чикано [латиноамериканское население Юго-Запада США] захотят перекроить мой «Чудесный костюм цвета сливочного мороженого» в костюм стиля «Зут» [стиль одежды гангстеров мексиканского происхождения], пусть у них ремень лопнет и штаны спадут.
...
Мне нужна моя голова на плечах, чтобы ею трясти в отрицании или кивать в согласии, руки — чтобы размахивать ими или сжимать в кулаки, легкие — чтобы шептать или кричать. Я не встану тихо на полку, выпотрошенный, чтобы стать не-книгой.

Эй вы, контролёры, марш на зрительские трибуны. Арбитры, ваша игра окончена. Это моя игра. Я — бросаю бейсбольный мяч, я — отбиваю, я — ловлю. Я — бегу по базам. Я — выиграю или проиграю на закате. Я — на рассвете вновь выйду на поле, и буду стараться изо всех сил.


https://litlife.club/books/307319/read
Комментарии, по рейтингу, по дате
  мартин 30.06.2020 в 10:33:52   # 754506
Надаже, как четко
  alpha_portal 30.06.2020 в 10:38:51   # 754507
Ну он говорит правильно. Демократия она просто такая. Кто в большинстве тот и прав. К большеентву пришли меньшинства и теперь диктуют правила. И там не важно правильно или нет. Это дерьмократия в работе.
Нельзя давать человеку свободу. Человек должен иметь идеологию и должен быть воспитан ею. Если нет в обществе идеологии - то это хаос. Сейчас мир пока еще в контролируемом хаосе. Но что будет когда пройдет контроль. Когда наступит идеальный шторм. Безответственные и безолаберные управленцы своими действиями подталкивают мир к этому хаосу. Грамотность покинула не только бедных но и управленцев. Одни не учатся изза отсутствия аозможности и идеологии, другие изза ненадобности. Когда имеешь все то стремиться не к чему. Это обширное заблуждения основной массы управленцев. Вместо обустройства фундамента общества управленци пожинают чьи то вонючие плоды. Вместо того чтобы выростить здоровую пищу - выращивают сарняк. В общем ничего хорошего впереди. Потому что нет больше идеологии. Нет воспитания общества. Все погрязли в бабках.
  Вошинг тонк 30.06.2020 в 11:19:12   # 754516
В корень смотреть нужно. Когда произносят " демократия", задай вопрос - чья?
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь