Исход русских стал угрожать Казахстану
Исход русских из Казахстана, несколько уменьшившийся за последние годы, тем не менее, продолжается и остается значительным. С 1992 по 2007 гг. их численность в процентном отношении сократилась с 37 до 25,6%. Правда, это – данные официальной статистики, которая склонна искусственно занижать число русских, все более превращая Казахстан в «моноэтническое» государство.

Тем не менее, казахи встревожены фактом оттока русских, но ничего не предпринимают, чтобы их удержать. Тревога же основана на том, что вся современная цивилизационная инфраструктура в стране была создана главным образом русско-славянским населением. Русские пришли и построили социализм. Социализм закончился, русские уезжают. Что же будет потом?

Перспективы вырисовываются нерадостные, несмотря на старательно культивируемый в прессе имидж Казахстана как чуть ли не нового «азиатского тигра», управляемого просвещенным бессменным президентом мягко-диктаторского типа. В действительности же все не так, как на самом деле.

Казахстан сейчас прирастает нефтегазовыми месторождениями в западной солончаковой и малонаселенной части своей территории. Разрабатывают их крупные транснациональные корпорации. Работают вахтовым методом, на социалку не тратятся, и близлежащим городам и поселкам от этого ни холодно, ни жарко. Корпорациям нет дела до того, есть ли в домах местных жителей горячая вода, отопление и канализация. Не интересует их также и то, есть ли вообще дома у местного населения. Такие глупости в условия контрактов не входят. Перефразируя известную римскую поговорку, про них можно было бы сказать: «Пришел, увидел, откачал». И все.

Это русские строили в Казахстане современные промышленные предприятия и города вокруг них. Это русским было дело до того, есть ли в аулах школы, больницы и дома культуры, ходит ли туда транспорт и обеспечены ли местные жители работой. Помнится, советские руководители очень гордились поднятой целиной. Так вот, это в Казахстане, если кто не в курсе. Целиной называли степи, которые распахали. Поднимали ее в основном русские.

За годы социализма коренное население так и не втянулось в индустриальное производство, не научилось производить те бесчисленные товары, которые широко использовало в повседневной жизни. Все это делали русские, они все знали и все умели.

И вот теперь они уходят. Им неуютно в государстве, которое стало уже совсем не тем, что было прежде, и продолжает меняться. Русские хотят жить в России, хотят чувствовать себя на своей земле. Переезжают они не только в столицы или Центральную Россию, а соглашаются жить также на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. А казахи продолжают упрекать их за старые «притеснения».

Одна из главных обид – повсеместное использование во всех сферах жизни русского языка, а не казахского. Ну так что же делать, если он удобнее? И о каких притеснениях может идти речь, если по старому советскому принципу вперед всегда выдвигались национальные кадры? На всех предприятиях руководителями были казахи, а русские – только заместителями, даже если всю работу тянули они (а в большинстве случаев так и было). И высшие учебные заведения в Казахстане создавались порой такие, которым место – только в столицах или около них. Взять хотя бы элитное Актюбинское высшее училище гражданской авиации, где готовили летчиков высшей квалификации из тех, что уже налетали изрядное количество часов на регулярных авиалиниях. Все это делалось для того, чтобы местное население росло в профессиональном смысле.

Но – не срослось. Оно так и не влилось в современную индустриальную жизнь, оставшись сельским, аграрным, приверженным традиционным занятиям. А теперь русские уходят. Вместо них приходят гастарбайтеры на нефтяные и газовые месторождения. Может, это будут индусы, может, еще кто-то. Но не русские, это точно. И до жизни местного населения дела им не будет. Они не станут чувствовать за него ответственность, и не будут воспринимать Казахстан как свою родину.

«А что же будет с «социалкой?» – задаются вопросом казахские публицисты. И сами же себе отвечают: «Она исчезнет. Но не везде, а останется только в местах сосредоточения крупного бизнеса». Словом, там, где хорошо зарабатывающие люди смогут за нее платить. Так было и до социализма, когда основная масса коренного населения понятия о ней не имела. Она прекрасно обходилась без водопровода, электричества и центрального отопления, не чувствуя своей ущемленности. Но она о них и не знала. Нынешние же казахи знают, и будут комплексовать, лишившись этих благ. Надо полагать, постепенно привыкнут. Уже привыкают – во многих аулах не осталось ничего, кроме школ. Такова жизнь, она идет в этом направлении, и не видно никаких причин, почему бы она могла сменить направление. Значит, надо привыкать и готовиться. А деньги от нефти и газа оседают в основном в карманах правящей элиты, и она не склонна тратить их на такие химеры, как улучшение жизни народа.

www.newsland.ru

www.titus.kz
яндекс.ћетрика