Стоп. Снято!
На казахстанские экраны выходит полнометражный игровой художественный фильм «Секер».
Это история превращения мальчика в девочку. Прочитав эти строки, кое-кто наверняка подумал, что речь идет о перемене пола. На самом деле все гораздо проще, а может быть, и сложнее.
…Метеоролог Курмаш, страстно мечтающий стать отцом (едва появившись на свет, дети в его семье умирали), пошел к знахарю. Старик-баксы дал весьма странный совет: найди, дескать, одинокое дерево, взберись на него и руби сук, на котором сидишь. Свалившись на землю, не оглядываясь, беги домой, через девять месяцев станешь счастливым отцом. И – о чудо! Рождается здоровый ребенок. Когда дочери исполнилось 40 дней, Курмаш вновь пошел к баксы.
– А чего это ты такой мрачный? – интересуется старик, заметив, что счастливый отец произносит слова благодарности как-то вяло.
– Да я хотел наследника.
– А я разве обещал тебе мальчика? – резонно замечает баксы.
Но потом, подобрев от подарков, говорит: «Могу дать совет. Хочешь сына – воспитывай дочку, как мальчика».
Так новорожденная по воле отца стала «мальчиком». Благо, имя Секер («секер», «шекер» в переводе с казахского означает «сахар») давали новорожденным обеих полов.
И родные, и соседи, а позже и учителя приняли условия игры, навязанной Курмашем.
Однажды учительница отчитывает Секер:
– Как ты мог пририсовать усы Жанне д,Арк? Ты знаешь, кто это? А если бы тебя заставили завязать на голове бант?
– Пусть только попробуют! – сжимает крепкие кулаки Секер.
В счастливом неведении героиня находилась до тех пор, пока ей не исполнилось 12. Однажды директор школы вызвала отца девочки на серьезный разговор. В категоричной форме она потребовала: в следующем учебном году Секер должна прийти в школу, как все остальные девочки, – в платье и при бантах.
– Нельзя играть судьбой человека, – выговаривает педагог отцу.
Фильм «Секер» имеет реальную предысторию. Рассказывает режиссер картины Сабит Курманбеков:
– Мою маму, старшую дочь в семье, родители воспитывали, как сына. Она дралась с мальчишками, участвовала в байге, младшие сестры обращались к ней не иначе как «ага». О своем необычном детстве она даже написала рассказ «Секер», который был опубликован в начале 70-х в литературном альманахе «Жалын». У меня идея снять фильм по рассказам матери появилась в 2005 году. Первый вариант литературного сценария написал Бекбулат Шекеров (его фамилия, которая в переводе звучит как Сахаров, – чистая случайность), второй, спустя два года, – Газиз Насыров. В 2008-м картина была запущена.
Для пущего правдоподобия режиссер хотел снять в роли Секер мальчика. Но, послушавшись советов друзей, все же стал искать по детским домам и школам-интернатам девочку. Ему казалось, что только там, где жизнь рано учит детей быть самостоятельными, можно найти исполнительницу главной роли.
Пересмотрев около трех десятков девочек от 11 до 13 лет, остановился на Аяулым Ахметбековой, ученице одной из алматинских школ-интернатов. Она и в самом деле оказалась не робкого десятка. Когда режиссер попросил показать, как она умеет драться, мгновенно развернувшись, лихо стукнула стоящего рядом мальчишку. Но самое главное, Аяулым оказалась очень понятливой и контактной девочкой. Ей не надо было повторять дважды – все понимала с полувзгляда и полуслова.
В общем, веселая, открытая девочка понравилась и режиссеру, и худсовету. Единственное несоответствие – у Аяулым до съемок в «Секер» были густые косы до пояса. Когда режиссер попросил сделать ее мальчишескую стрижку, юная актриса не сразу согласилась на это. Все остальное – научить мальчишеской походке, езде на лошади – казалось после этого пустяком, тем более что Аяулым учили этому профессиональные каскадеры.
Курмаша, отца Секер, сыграл Булат Калымбетов. Утверждая его на роль, худсовет был единодушен: актер, разменявший шестой десяток, сумел сохранить мальчишеское обаяние. Не случайно его вот уже 40 лет (после того как он сыграл мальчика-сироту в «Тревожном утре» Абдуллы Карсакбаева) сопровождает безобидное прозвище «казак киносынын кара баласы» – «черный крепыш казахского кино».
Хитроумного, лукавого баксы играет патриарх отечественного кино Нуржуман Ихтымбаев, а сурового, умудренного жизнью директора школы актриса Русского театра драмы имени Лермонтова Нина Жмеренецкая.
Познать Секер прелесть женского бытия помогает молоденькая ветеринар Лена (российская актриса Елена Гринева). Приехав после института на джайляу, она временно поселилась в доме родителей Секер.
Когда девочка, не желая надевать платье, ударилась в слезы, старшая подруга, успокаивая ее, внушает:
– Быть девочкой намного приятнее, чем мальчиком. Когда ты вырастешь, у тебя появится много поклонников, и все они будут дарить тебе подарки, приглашать в кино.
Тайком рассматривая помаду и пудреницу Лены, девочка с удовольствием вдыхает незнакомые ароматы. А уж когда та берет ее с собой в районный центр, чтобы побродить по магазинам, сходить в кафе, потанцевать в парке, Секер окончательно решает стать девочкой.
– Словом, хотя картина и немного грустная, в финале все заканчивается хорошо: Секер превращается в настоящую девочку – нарядно одетую, кокетливую и лукавую, – говорит режиссер. – В реальной жизни события развернулись по-другому. Характер у моей мамы, прямо скажем, не шекер. Она, к сожалению, так и не смогла перебороть в себе мужское начало и устроить свою женскую судьбу. Так что она мне заменила обоих родителей. По крайней мере, многим мужским поступкам – драться, ездить на коне, не пускать слезу без повода – учила меня она.

Нечаянно нагрянувшая «Поздняя любовь»
После «Секера» независимая киностудия «Танарис» пригласила Сабита Курманбекова на картину «Поздняя любовь» с участием Жерара Депардье. Эта светлая история о том, что «любви все возрасты покорны», ради нее готовы на безумства даже седоголовые старцы.
…У Калтая (Нуржуман Ихтымбаев), аульного старика-пенсионера, умирает жена. Друзья Сатыбалды (Булат Калымбетов) и немец Гера (Жерар Депардье) решают найти ему невесту. А тут как раз в их аул приезжает погостить овдовевшая горожанка (Наталья Аринбасарова). Еще одна из потенциальных невест – соседка Любаша (Наталья Гвоздикова).
– Я должен был работать в этой картине вместе с Ахтаном Арын-Кубатом (кыргызский режиссер, автор сценария нашумевшей картины «Келин». – Авт.). Но у сорежиссера получилась накладка – поджимали сроки в собственном проекте, поэтому снимал я один, – рассказывает режиссер. – Когда Сергей Азимов (продюсер «Поздней любви») пригласил меня на проект, я согласился, не раздумывая, хотя в глубине души сидели и робость, и смущение, и переживания, что не справлюсь: в следующий раз шанса – работать с актерами такого ранга – уже бы не было. Депардье в первый же съемочный день развеял все мои опасения: с ним – простым, веселым, общительным – комфортно было работать, он создавал на съемочной площадке атмосферу.
Прилетев в Алматы поздно ночью 31 августа, а затем проехав на машине 700 километров до Шымкента, уже к обеду актер был готов к съемкам. Когда случалось «окно», я предлагал ему отдохнуть в трейлере, но он отказывался. Ему интереснее было находиться с нами на съемочной площадке и веселить окружающих пародиями на меня и партнеров. Ради этого он терпеливо сносил жаркое южное солнце (съемки проходили в Тюлькубасском районе ЮКО).
Мне показалось, что он умеет делать абсолютно все. Если это требовалось по сценарию, запросто садился за руль трактора или задрипанного уазика. Точно так же – ни минуты не колеблясь – он, наверно, сел бы и за штурвал самолета.
Расскажу такой момент. Актерам надо было перейти речку вброд. Наши было заартачились – осень, вода уже холодная, а Депардье, не колеблясь, разулся и зашлепал по речке. Кстати, перед величием его таланта робел не только я. Актриса, которая играла его жену, должна была помогать ему мыться в корыте. Она прикасалась к звездному телу кончиками дрожащих пальцев – на большее смелости не хватало. И тогда Депардье, упрекнув ее: «Я же твой муж, чего ты меня боишься?», заставил тереть ему спину мочалкой изо всей силы.
Этой сцены я и сам очень боялся. Съемки шли в полевых условиях, воду греть негде, а корыто – допотопное жестяное. Однако Депардье плюхнулся в него так, словно всю жизнь прожил в доме без удобств, и заставил лить на себя из ведра воду, зачерпнутую прямо из речки.
Видя, что партнеры смотрят на него, как на всемирную знаменитость, он брал их за руку и заставлял прикасаться к себе: «Я такой же, как и вы. Мы – коллеги», – говорил он при этом.
Как мы с ним общались? Рядом, конечно, все время находился переводчик, но он нам в принципе и не был нужен: Депардье по тембру голоса и по моей мимике понимал, что я от него требую.
Альпинист и фотограф Владимир Тугалев попал в картину, как он говорит, по чистому недоразумению. Днем он вернулся из увлекательного горного путешествия, а поздним вечером того же дня в его алматинской квартире раздался звонок. Менеджер киностудии «Танарис» предложила ему участвовать в фильме «Поздняя любовь» в качестве дублера Жерара Депардье.
«Это кто меня так разыгрывает?» – рассмеялся он вначале. Но узнав, что офис киностудии находится рядом с его домом, решил: «А чего ж не сходить».
Сергей Азимов, продюсер картины, едва взглянув на Тугалева, который и на самом деле похож на знаменитого актера, бросил: «Пойдет».
– Моя роль в качестве дублера оказалась очень скромной, – рассказывает Владимир. – Я должен был после отъезда звезды участвовать в общих сценах, стоя к зрителю в основном «пятой точкой». А в свободное от съемок время снимать фильм о фильме, а заодно выполнять на картине обязанности фотографа.
В первый день съемок волновались все, даже Депардье. Он играл в непривычной для него обстановке – в юрте, куда набежала масса любопытствующих. В какой-то момент он, не выдержав разгоревшегося вокруг его персоны ажиотажа, зарычал в буквальном смысле.
Я был потрясен, когда увидел на руках Депардье незатейливые, простецкие наколки, те самые, которые многие из нас делали, будучи подростками, – сердечко, змейка, имя любимой девушки. Устав к концу дня от съемок, он снимал стресс самым непосредственным образом: хохотал, пародировал окружающих, щипал, щекотал, корчил рожи. Когда однажды вечером Нуржуман Ихтымбаев и Булат Калымбетов затянули казахскую народную песню, он подхватил мотив буквально со второго куплета.
При всем этом Депардье – профессионал высокого класса. Сценарий он помнил назубок, ему до всего было дело – как выстроен кадр, как ставятся свет и камера. Но это были вовсе не капризы звезды, а дельные замечания хорошо знающего свое дело человека.
Что я могу еще сказать? Те 10 дней, что шли съемки с участием Депардье, на площадке царил праздник. После его отъезда как будто солнце светило уже не так ярко, мы все как-то приуныли: у каждого из нас было чувство, словно мы расстались с близким и родным человеком.

«Сермяжный» Депардье
– Не спрашивайте меня, сколько мы заплатили Депардье, – взмолился Сергей Азимов, генеральный директор независимой киностудии «Танарис», где снимается фильм «Поздняя любовь». – Снимаясь в западных фильмах, он получает гонорар, равный примерно бюджету всей нашей картины, – полтора миллиона долларов. Когда я ему предложил сыграть в «Поздней любви», его агенты назвали сумму поменьше, но тоже неподъемную для нас. И тогда Депардье, которому чрезвычайно понравился сценарий, сказал, что это не тот случай, где можно устраивать торг, и согласился на наши условия. Мы поставили задачу – сделать народный фильм о стариках, но не в традиционной, уже набившей оскомину манере – почтительность с некой смесью снисходительности, где так и сквозит мысль: вы, пожилые, уже отжили свое, любовь – удел молодых. Но кто сказал, что людям под 70 не подвластны чувства?
Наша история происходит в казахском ауле, но она универсальна: «любовь улыбкою прощальной» может блеснуть на закате лет и во Франции, и в Казахстане, и в России. Если бы она, а еще характер героя, которого мы предложили сыграть Депардье, оставили бы его равнодушным, он бы ни за какие деньги не согласился бы приехать в Казахстан.
У него, выходца из народа, сохранилась в хорошем смысле сермяжность. Я это почувствовал при первой же встрече, а случилось это в 2007 году на кинофестивале «Евразия». Он тогда, помнится, заметил, что на совместные картины, которые снимаются в Казахстане, можно приглашать не только именитых режиссеров, но и актеров. Я закинул пробный камешек: а если появится роль, отвечающая его актерскому и человеческому амплуа, он примет наше приглашение? «А почему бы нет?» – последовал ответ.
Когда появился сценарий «Поздней любви», мне предлагали другие варианты: сделать Геру русским или же пригласить зарубежного актера меньшего масштаба. Но я себя знаю: если пойду по пути наименьшего сопротивления, потом всю жизнь буду жалеть об этом. И как только сценарий перевели на французский, он сразу был отправлен Депардье.
Понятно, что и меня тоже обуревали сомнения: мало ли чего не наобещаешь на кинофоруме? Депардье – мегазвезда, выдающийся без преувеличения актер. Даже получив согласие, еще долго не озвучивал его имя. Я боялся: а вдруг в последний момент что-то не срастется. Готовясь к встрече с Депардье, мы продумали все до мелочей, начиная от момента его прибытия в алматинский аэропорт и кончая дорогой в Шымкент.
Действительность превзошла мои ожидания: я видел разных звезд, ни о ком не хочу говорить плохо, но более непритязательной знаменитости, чем Депардье, встречать еще не приходилось. Никаких изысков и особых условий в быту, зато в работе удивительно собран и дисциплинирован. Удивительно, но он сохранил детское любопытство ко всему новому. Едва закончился первый съемочный день, он попросил, чтобы его свозили в Шымкент на базар. Хорошо, что мы сделали это в конце дня: иначе толпа поклонников создала бы проблемы с движением в городе.
Думаю, к концу года мы закончим монтаж, озвучивание, перезапись, и весной картина выйдет к зрителю. Депардье обещал обязательно приехать на премьеру, хотя последние 10 лет фильмы со своим участием, как признался актер, не смотрел вообще. Поскольку рассказанная нами история универсальна, то надеемся, что прокат, кроме Казахстана, состоится в России и Европе. Депардье, по крайней мере, очень заинтересован в продвижении картины.
«Поздняя любовь» обещает стать началом другого казахстанско-французского фильма с его участием. Увидев природу Тюлькубасского района Южно-Казахстанской области, актер загорелся желанием привезти сюда французских продюсеров, чтобы склонить тех снимать здесь картину «Тарас Бульба», где он играет главную роль. Позвонив при мне во Францию, он заявил, что в Казахстане для этого имеется все: и потрясающая натура, и специалисты (профессионализм съемочной группы «Поздней любви» ничем, по его мнению, не уступает уровню западных), и кинотехника.

* * *
…Сабит Курманбеков надеется, что обе картины – и «Секер», и «Поздняя любовь» – будут приняты зрителем.
– Я их снимал не для самоутверждения на фестивалях, – говорит режиссер. – После комедии «Аурелен» – «Канитель» (предыдущая работа С. Курманбекова. – Авт.) мне приходилось слышать, что я иду на поводу у зрителя, но для меня это комплимент: значит, фильм состоялся.
Мерей СУГИРБАЕВА,
Алматы

Фигура речи

Альфред Хичкок,
английский режиссер:
– К кино нужно относиться не как к куску жизни,
а как к куску торта.

http://sim.kz/?p=2483

www.titus.kz
яндекс.ћетрика