Про инвесторов
Американская компания Nike когда-то открыла фабрики в Южной Корее. А потом рабочие там создали профсоюзы, стали требовать повышения зарплаты и улучшения условий труда. И компания Nike перенесла все свои операции в Индонезию. Потому что там рабочим можно было платить меньше. Это был конец 80-х, платили рабочим доллар и 35 центов за сутки. Себестоимость кроссовок была около 6 долларов, ну а в Штатах их продавали за 60-70.

Индонезию вообще очень любил Запад в целом, и особенно инвесторы. Она как раз в инвестиционных рейтингах стола всегда высоко. Причина проста. Диктатура генерала Сухарто. Глубоко прозападный, правых взглядов. Когда он пришел к власти в 1965 году, он вырезал почти полмиллиона индонезийских левых и коммунистов. Буквально за два-три года.

Армия стала частью государственной машины, даже в парламенте была фракция военных. Репрессии, аресты, и на этом фоне колоссальный приток инвестиций. Потому что в Индонезии рабочим можно было платить меньше, чем в Китае, Корее и Вьетнаме. В 1994 году в Джакарте проходил саммит АТЭС, где принимали решение о создании к 2020 году зону свободной торговли, и даже лозунг саммита был «Мы укажем миру путь к свободной торговле!». Так вот чтобы саммит прошел без проблем, местные спецслужбы арестовали всех поголовно лидеров рабочего движения. Им дали сроки до пяти лет, а потом некоторым добавили еще несколько лет.

И когда Индонезия захватила Восточный Тимор с его богатыми нефтью шельфами, Запад никаких санкций не вводил. И поток инвестиций не уменьшился. И когда в Тиморе уничтожили пятую часть населения, никто не возмущался. Потому что нефть же. Она всем инвесторам нужна. Индонезийскую армию для вторжения готовил американский спецназ, а Австралия вторжение поддержала на политическом уровне. А западные корпорации просто зашли на шельф. Заключать договоры с правительством Сухарто, было проще, чем с независимым Восточным Тимором...

Andrey Medvedev

www.titus.kz
яндекс.ћетрика