Рамазановский дом в Шымкенте
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
Rebel 12 Марта 2018 в 11:36:14
Неприметный трехэтажный дом на улице Жангельдина в Шымкенте потерялся среди пятиэтажек, обступивших его со всех сторон. Когда-то это был первый дом на этой улице, но в то же время последний в Чимкенте «видный» дом с особенной планировкой, каких полно на сегодняшних улицах Тыныбаева и Диваева…
О том, что дом называют «рамазановским», знают многие шымкентцы, вот только единицы помнят почему. На самом доме нет даже мемориальной таблички, современные чиновники, похоже, не увидели заслуг Амануллы Рамазанова ни перед Шымкентом, ни перед областью. А, может, просто забыли. Был себе человек и был, что в этом такого…


960x720
(101,89 Кб)

960x720
(141,91 Кб)

960x720
(108,14 Кб)


«Ну и что в этом такого, что я не знаю, что живу в «рамазановском» доме?» – видя мой удивленный взгляд, вопросом на вопрос отвечает современная жительница этой «малоэтажки». – А что он в космос летал что-ли, что я должна его знать?»

Действительно, что он в космос летал? Конечно, нет. Только вот именно с приходом Рамазанова на должность руководителя нашей области, начали строиться в городе нынешние микрорайоны и появилась улица Жангельдина. На смену четырехэтажным «хрущевкам» пришли дома 101, 103 и 103УС серий с ваннами, что раньше было недоступно простым горожанам.

… Сразу за площадью Ленина открывался вид на пустырь – буераки, колючки, пылища и так до самой железной дороги, за которой зеленел химфармовский поселок. В начале этого пустыря и появился первый на улице трехэтажный дом. Он вырос на берегу Кошкараты и обилие воды спасало его жильцов от клубов пыли, вьющейся за строительной техникой – с обоих сторон от неприметного дома развернулось бурное строительство пятиэтажек…

«Он, когда приехал в Чимкент, был совсем молодой, – вспоминала Рамазанова Нина Петровна Смирнова, «вечный» секретарь исполкома. – Как-то все постарше были. А он еще выглядел молодо. Но за ним пришла слава крепкого хозяйственника, и он быстро научил чиновников с ним считаться. Всегда ходил один, без охраны, часто вообще пешком. Бывало, со стройки придет – весь в пыли! И как есть, только обувь вытрет, такой разгон дает подчиненным! Пыль до потолка – буквально!»

«Это точно, мы Рамазанова постоянно на стройках видели, – рассказывает Леонид Алексеевич Петров, прораб домостроительного комбината в бытность Рамазанова первым секретарем Чимкентского обкома. – С нами, строителями, не церемонился, разговаривал на одном языке. Надо и матом пустит, если кто по-другому не понимает. Но в первую готовую квартиру всегда сам приходил, все смотрел, все трогал, да не просто трогал – как дернет кран или радиатор!!! У начальников участков «сердечные приступы» были… Всегда говорил: «Для себя строите, а может в этой квартире жить будете. Потом не плачьте!»

О настойчивости и пробивном характере Амануллы Рамазанова ходили легенды. Хотя, история о том, как Чимкентская область получила полный комплект оборудования для «дорожного завода», совсем даже и не легенда. Только на приеме у председателя Совета Министров СССР Алексея Косыгина Рамазанов был три раза. «Дорожные заводы» были куплены в Америке и не предполагалось даже, что один из них приедет не в столицу союзной Республики.

При Рамазанове в 1976 году выдал первую партию продукции Чимкентский шинный завод. Как раз заканчивалось строительство улицы Жангельдина и Аманулла Габдулхаевич «выбил» училище. Рамазанову пришлось доказывать партии, что наиболее экономный вариант обеспечения кадрами очередного чимкентского гиганта – это подготовка на месте. СПТУ №19 (училище шинников, помните такое), было построено сразу после запуска завода. А ближе к концу улицы Жангельдина Рамазанов запланировал строительство микрорайона для рабочих шинного.

Старожилы вспоминают, что все, кому посчастливилось работать на шинном заводе, получили жилье за пять лет. Все несколько тысяч человек.

Удивительно, как быстро в Шымкенте забыли про Амануллу Рамазанова. Хорошо, что еще при жизни в Алма-Ате была даже издана и книга с его воспоминаниями. В ней он рассказывает о многих рабочих моментах, за которые хотя бы мемориальная доска на доме должна быть.

К примеру, Рамазанов пишет об усилиях Динмухамеда Кунаева по возвращению в Казахстан переданных Узбекистану трех районов: «Я тогда был первым секретарем Чимкентского обкома партии. В конце мая Димаш Ахметович поехал на поезде в Москву. Я должен был встретиться с ним. И назавтра уже был на вокзале, встречал поезд «Алма-Ата – Москва», который следовал через Чимкент, вошел в служебный спецвагон. И там он мне рассказал о причинах перехода трех районов в состав соседней страны.

Это случилось так: Н.С. Хрущев во время перерыва на пленуме позвал его в сторонку и похвалил тогдашнего первого секретаря Чимкентского обкома партии Исмаила Юсупова, сказав, что он «настоящий интернационалист». В ответ на это Кунаев сказал, что все казахстанцы – интернационалисты. И тогда Хрущев открытым текстом говорит о необходимости перевода трех районов в Узбекистан для наиболее полной специализации южных районов Казахстана по выращиванию хлопка. Димеке говорит, что об этом нужно советоваться с населением, а Хрущев жестко настаивает на своем. И в скором времени три района оказываются в составе соседней страны, а Юсупова назначают на место Кунаева.

«И теперь задание тебе: пока я возвращаюсь из Москвы, нужно объехать эти районы и узнать, как там люди живут», – сказал мне Димеке на прощание. Я выполнил это поручение и доложил ему обстановку, когда он вернулся из столицы».

Далее Рамазанов пишет: «Не откладывая в долгий ящик большая комиссия из Алматы выехала в Ташкент. Я запросил государственный акт передачи. Вместе с землей было передано более 515 тысяч голов овец.

Шараф Рашидов сказал: «Казахи никогда не просят обратно то, что уже отдали». Посоветовался по этому поводу с Кунаевым, позвонив ему. Он сказал: «Аманулла, наша цель – вернуть земли, а что ушло, то ушло. Мы восполним поголовье скота, не будем из-за этого портить отношения с соседями». Так мы вернули наши районы из Узбекистана».

Есть в книге воспоминаний Рамазанова и «рисовая история». «Существовала угроза передачи кроме тех трех районов еще и Шардары, Кызылкума. В этих условиях Динмухамед Кунаев незамедлительно решил организовать возделывание риса в этих краях, чтобы противостоять воле Хрущева. И сегодня многие не знают, что эти усилия увенчались успехом».

Рамазанов написал о том, какую роль сыграл в сохранении области председатель правления «Главриссовхозстроя» Эрик Гукасов, и о том, как он сам содействовал получению Гукасовым Золотой звезды: «В 1974 году закончился первый этап освоения Кызылкумского региона. Кандидатура Гукасова была предложена для присвоения ему звания Героя Социалистического Труда. Документы лежали на столе у Ф. Д. Кулакова, секретаря КЦ КПСС. В те годы тоже, как сейчас, вода Сырдарьи часто не доставалась Мактаралу и Шардаре, и вопросы я решал через него. И вновь с его помощью мы обеспечили Гукасову Звезду…»

… «Рамазановский» дом на улице Жангельдина не №1, хотя построен раньше всех. Во время застройки улицы ему присвоили номер 9а. Сегодня исторический дом практически не виден с дороги – он утопает в зарослях старых деревьев, которыми окружен со всех сторон. К первому этажу дома, как, впрочем, и везде, приросли многочисленные пристройки. Сегодня в них – ремонт, и дом утонул в строительном мусоре…

В этом году Аманулле Разамазанову исполнилось бы 90 лет. Может быть, в юбилейный год кто-нибудь о нем вспомнит?

Аманулла Рамазанов родился в 1928 году в колхозе им. Карла Маркса Павлодарского района Павлодарской области. В 1950–1953 годы работал главным агрономом в областном управлении сельского хозяйства, следующие десять лет – директором совхоза «Аккольский». В 1963–1967 годах занимал должность первого секретаря Баянаульского райкома партии. В 1967–1970 годы он – первый заместитель министра сельского хозяйства. С 1970 по 1972 годы работал вторым секретарем Чимкентского обкома партии, а с 1972 по 1978 г. – первым секретарем. В 1978–1983 годах – первым секретарем Семипалатинского обкома партии. В 1983 году стал первым заместителем министра заготовок. В 1989 году за особые заслуги перед страной ему была назначена пенсия союзного значения.

Дважды кавалер ордена Ленина, четырежды – ордена Трудового Красного Знамени, а также ордена «Знак Почета», награжден многими медалями Советского Союза и Республики Казахстан. Удостоен пяти золотых, пяти серебряных медалей ВДНХ СССР, Почетной грамоты Верховного Совета КазССР.

В 1973 году в Чимкенте были образованы три городских района – Абайский, Дзержинский и Енбекшинский. Центром города стал проспект имени Ленина с одноименной площадью, ныне проспект Республики и площадь Аль-Фараби. Здесь располагались новые жилые дома, гостиницы «Чимкент» и «Южная», парковый комплекс с фонтанами. Фонтан «Семь муз» был самым крупным в городе, он располагался в сквере между гостиницей «Чимкент» и Домом политпросвещения. Три чаши с прохладной водой, расположенные на разных уровнях, образовали эффектную современную композицию.

https://otyrar.kz/2018/03/ramazanovskij-dom-v-shymkente/
Комментарии, по рейтингу, по дате
  MишаМашкевич 12.03.2018 в 12:33:17   # 666296
Это все конечно хорошо. Но если подумать,такие дома строили на 25-30 лет. Поэтому и расстояние между домов кирпичных приличное (для возведения для замены старого). А по факту ничего этого нет. Даже капитального ремонта не делают.
Чем районные акимат занимаются,мне не понятно. Надо их или ремонтировать или жильцов обязать кондоминиум оформлять. Это ж такая головная боль потом будет.
  titus 12.03.2018 в 12:47:13   # 666301
Quote:
Старожилы вспоминают, что все, кому посчастливилось работать на шинном заводе, получили жилье за пять лет. Все несколько тысяч человек.

  КЕДЫ 12.03.2018 в 15:58:11   # 666341
У Гукасова внук в Чимкенте жил Эрик в дрме где Имран. Ровный пацан. Кентовались с ним лет до 17. А в этом доме Жантик жил по кличке Колобок. Хохотун, анашист, гитарист. Боже как давно это было...
Раньше был прикол на последний звонок ходить в район ШымкентПлаза встречать рассвет. И в этом дворике догонялись школьники)))
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь