Спешили делать добрые дела…
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
Гость 12 Января 2017 в 14:08:11


Благотворительную организацию “Добрые сердца Тараза”, о которой написала наша газета, возглавляет убийца пятнадцатилетней школьницы вместе со злостной правонарушительницей

Рассказанная нами история о неких “благотворителях”, которые одной рукой дают, а другой отнимают (см. “Когда сердца не так добры, как кажется”, “Время” от 22.12.2016 г.), неожиданно получила детективный поворот. Среди множества комментариев в Интернете оказался один, адресованный автору, то есть мне: “Галина, вы помните, в 2002 году вы писали статью про девочку Риту, которую убил ее бывший парень, учившийся с ней в параллельном классе. Пришел к ней с дружками и убил. Множество ножевых, и раздели зачем-то. Что они с ней делали, даже думать боюсь. Так вот, убил ее Макаренко Валерий. Дали ему срок. А потом он вышел. И сейчас он “Доброе сердце”. Я думала, грехи замаливает таким образом. Ан нет...”
Школьница… убийство… 2002 год… В ту давнюю пору, когда газетные публикации еще не имели интернет-версий, но заботливой рукой одноклассницы убиенной Риты статья из газеты “Время” была аккуратно вырезана и уложена в папочку, где пролежала долгие четырнадцать лет. Повторно она вышла в свет, теперь уже в отсканированном виде, на одном из форумов, где обсуждалась совсем свежая история про странную благотворительную организацию, заместителем председателя которой являлся Валерий Макаренко.



И тогда все вспомнилось - кошмарное по своей жестокости убийство девятиклассницы СШ № 39 Маргариты КОЛЕСНИК, школьной активистки и талантливой участницы детского танцевального ансамбля “Жас Даурен”. Это жуткое преступление, всколыхнувшее город, произошло 28 ноября 2001 года. Моя статья “Мы тебя не забудем, Рита!” вышла 13 июня 2002 года, когда уже прошли все суды. Сначала областной суд, рассмотревший дело по первой инстанции и вынесший убийцам (их было двое плюс двое воришек, обчистивших квартиру после расправы над девочкой) приговор: по 12 лет лишения свободы; затем - Верховный, согласившийся со сроками для злодеев. Почему им дали так мало? Да потому, что самим преступникам было в тот момент по 15 лет, и двенадцатилетний срок был для них потолком. Оба они, Николай Антонов и Валерий Макаренко, учились в параллельном с Ритой классе. Более того, Валерий и Рита встречались, и все удивлялись, как они находили общий язык: отличница, общественница и двоечник-лентяй.
Однако в девятом классе их дружба стала сходить на нет - сказывалось различие в жизненных ориентирах. Тут у Макаренко, скорее всего, и созрел план мести. Его дружок Антонов как-то поделился планами улучшить свое материальное положение, а для этого обобрать кого-нибудь из родственников. Макаренко ему отсоветовал: мол, родственников грабить нехорошо, а вот есть другая кандидатура. Но поскольку эта Ритка его, Валерку, хорошо знает, то девчонку надо будет… убить.



Они все просчитали. В два часа дня она возвращается из школы и до вечера остается в квартире одна. Кухонный нож Макаренко заранее спрятал в почтовый ящик, а складной передал подельнику. Ушел с уроков и вдвоем с Антоновым поджидал свою жертву в подъезде. Вот она вошла в квартиру… Макаренко позвонил. Рита открыла. Тут как раз по лестнице поднимался мужчина. Макаренко не растерялся и попросил пить. Рита принесла воду, Макаренко сделал глоток и передал стакан Антонову. Тот тоже отхлебнул, протянул стакан хозяйке и... по знаку Макаренко ударил девочку ножом в живот.
Все дальнейшее - в бесстрастных строках судебного приговора: “От удара ручка ножа сломалась. Тогда Антонов нанес Колесник М. два удара кулаком в область лица и повалил ее на пол. В это время Макаренко передал Антонову складной нож и стал удерживать потерпевшую за руки, а Антонов продолжал наносить множественные удары ножом в область груди, спины потерпевшей. От ударов лезвие ножа согнулось. Тогда Макаренко по просьбе Антонова взял в кухне другой нож и отдал Антонову. Тот не прекращал наносить удары, причиняя потерпевшей особые мучения и страдания. Лезвие ножа снова согнулось. Макаренко вновь принес из кухни нож и передал Антонову, и тот продолжал наносить удары ножом в различные части тела потерпевшей”.
Судмедэкспертиза даст потом заключение о шести различных группах (!) колото-резаных ран, которых было столько, что невозможно оказалось сосчитать. “От полученных телесных повреждений потерпевшая Колесник М. скончалась из-за острой кровопотери, развившейся в результате внутреннего кровотечения вследствие проникающих слепых колото-резаных ранений грудной клетки и живота со сквозными повреждениями верхней доли левого легкого, легочной артерии сердца, почек, желудка, правого купола диафрагмы, правой доли печени, кишечников и брыжеек”.
Мертвую девочку принесли в спальню. Бросили между стеной и кроватью. Скоренько обшарили квартиру, забрали Ритино портмоне с накопленными ею 525 тенге, шкатулку, яркие плакаты и ключи от квартиры, чтобы еще раз сюда вернуться за более крупными вещами. Потом Макаренко пошел домой обедать. А Антонов - к приятелю Евгению ИМАМУТДИНОВУ, которого посвятил в свои планы. И уже к вечеру Антонов с еще одним дружком Валерием КОЛУПАНОВЫМ пробрались в недограбленную квартиру и вынесли оттуда магнитофон, покрывало, куртку, три кофты, четыре пары носков, фотоаппарат, два флакона шампуня, аудиокассеты, нарды, Dendy, статуэтку и кепку на общую сумму 53 тысячи 200 тенге. Поймали на улице такси, уже втроем (к ним присоединился Имамутдинов) доехали до железнодорожного вок­зала. С таксистом рассчитались нардами, водителю междугороднего автобуса, который должен был отвезти их в южную столицу, предложили магнитофон. Только никуда они не уехали. Прямо в автобусе их задержала полиция.
Потом был суд. Над всей четверкой. От подробностей убийства адвокату одного из подсудимых стало плохо. А душегубам - ничего. Улыбались, хихикали, изворачивались, лгали. Макаренко почему-то был уверен, что выйдет сухим из воды, и только поняв, что сядет, и надолго, зарыдал от того, что не все вышло, как он хотел.
С тех пор много воды утекло. И уже столько криминальных историй наслоилось на ту, четырнадцатилетней давности, что стала она подзабываться. Но не изгладилась совсем. И, знакомясь с Валерием Макаренко в его новом качестве - заместителя председателя “Добрых сердец”, я поинтересовалась у него: не совершал ли он убийство школьницы много лет назад? Реакция была быстрой и нервной:
- Я не убивал! Это сделал Антонов, а квартиру обнесли Колупанов и Имамутдинов! А мы с другом только цветной металл воровали, и мне четыре года дали за кражу и укрывательство. Но я отбыл наказание, и что же, теперь не могу благотворительностью заниматься?
- Искупать грехи благотворительностью, конечно, похвально, если это на самом деле благотворительность…
И дальше мы с Валерием заспорили насчет Елены КАН - мамы ребенка-инвалида, которую он “осчастливил” повешенным на нее кредитом. Но Валерий факт кредита сначала вообще отрицал, а потом высказался в том смысле, что женщина, дескать, сама захотела взять кредит для него.
- Ну а вам, Виктория, не приходилось представать перед судом? - заодно поинтересовалась я у председателя “Добрых сердец” Виктории КОЛЧЕНКОВОЙ.
- Никогда! - отрезала председатель.
Но как теперь выясняется, приходилось, и не единожды! Первый раз ее административное дело рассматривал 26 апреля 2012 года судья специализированного административного суда города Тараза С. КАЛКАБАЕВ. За оскорб­ление нецензурной бранью сотрудников полиции в здании ОП-3 (интересно, что Виктория там делала?) и оказание им злостного неповиновения при исполнении ими служебных обязанностей правонарушитель Колченкова была наказана штрафом в размере одного месячного расчетного показателя. Другой раз, 13 мая 2014 года, Колченкова в общественном месте выражалась нецензурной бранью и нарушала спокойствие физических лиц, и за это мелкое хулиганство была подвергнута штрафу в размере 3 МРП, наложенному на нее судьей того же суда Д. МЕРЗАДИНОВОЙ. Еще одно административное дело - об избиении Колченковой гражданки И. ОЛЕЙНИК - судья Мерзадинова прекратила за примирением сторон. И вот сравнительно недавно, 28 сентября 2016 года, Виктория вновь в который уж раз оказалась в стенах до боли знакомого ей специализированного административного суда - теперь ее судили за то, что управляла транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. В итоге судья Д. МАУЛЕНОВ лишил ее водительских прав на три года.



Лишь в одном повезло Виктории Колченковой: материал досудебного производства, заведенный на основании заявления Елены Кан, утверждающей, что Колченкова заняла у нее крупную сумму денег, и безвозвратно, дознаватель УВД Тараза Марат ТУЛЕГЕНОВ прекратил за отсутствием состава преступления.
Правда, прокуратура Тараза уже отменила это постановление.
- Люди с криминальным прошлым и небезупречным настоящим взялись за благо­творительность, но мне так и не довелось увидеть ни устава, ни протоколов собраний, ни отчетности “Добрых сердец”, - делится впечатлением секретарь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав акимата Жамбылской области Бахыт ЖАКСЫЛЫКОВА (на снимке). - Такое чувство, что эти граждане, не имеющие ни достаточного образования, ни навыков общения, занялись благотворительностью исключительно для решения своих личных проблем. При этом явно страдают интересы ребенка. Мне кажется, на деятельность этой организации давно стоит обратить внимание нашим правоохранительным органам.

Галина ВЫБОРНОВА, фото Ольги ЩУКИНОЙ, Тараз
http://www.time.kz/articles/risk/2017/01/11/speshili-delat-dobrie-dela
Комментарии, по рейтингу, по дате
  bozon house 12.01.2017 в 14:36:25   # 572783
Добрые дела, добрые сердца...Какой-то театр гротеска.
  MrX 12.01.2017 в 15:01:45   # 572809
Зря расстрелы отменили, ой зря
  bozon house 12.01.2017 в 15:13:07   # 572815
Быть палачом.
  Викторовна 12.01.2017 в 15:18:34   # 572819
Я в шоке.
  Ильф 12.01.2017 в 16:11:02   # 572848
Все праильно Добрые сердца Тараза будут снабжать деньгами уголовников
  старик 12.01.2017 в 17:58:07   # 572904
Ничего себе змеятник "Добрые сердца"!
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь