УЗБЕКИСТАН: КТО ПОСТАВИТ ДИАГНОЗ ОППОЗИЦИОННОЙ ЖУРНАЛИСТКЕ?
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
ScrewDRW 18 Мая 2015 в 08:05:41
Утром 25 апреля журналистка Малохат Эшанкулова в своей квартире в Ташкенте потеряла сознание. Вызванная перепуганными дочерями «скорая» по ошибке вместо Института гематологии доставила ее в Институт гинекологии. Врачи удивились крайне низкому содержанию гемоглобина в крови Эшанкуловой, но из-за каких-то бюрократических барьеров перевести ее в клинику при институте с созвучным названием не смогли. Как, впрочем, повысив при помощи капельниц гемоглобин (до 60 единиц при норме в 120), не смогли поставить больной диагноз. В результате чего, почувствовав себя немного лучше, 29 апреля, дав врачам расписку, журналистка досрочно покинула больницу и в сопровождении родственников уехала к себе на родину - в Самарканд, где для дальнейшего лечения обратилась к помощи народной медицины.

Казалось бы, ситуация печальная, может, даже где-то курьезная, но вполне обычная. И, уж, по крайней мере, не заслуживающая внимания читателя, настроенного узнать о ситуации в правозащитном движении в Узбекистане. Однако не все так просто. Дело в том, что Малохат Эшанкулова еще совсем недавно являлась руководителем оппозиционного движения «Бирдамлик» в Узбекистане, а ее загадочная болезнь не только лишила ее этого звания, но и вызвала громкий скандал и даже некоторый раскол в этом правозащитном движении.

Первый пикет, и первые сомнения

Любую историю, чтобы было все понятно, надо рассказывать сначала. «Правозащитная» история Малохат Эшанкуловой началась сравнительно недавно. Долгое время ее имя было известно только зрителям узбекского телеканала «Ёшлар», где она работала тележурналисткой. Международная общественность услышала об Эшанкуловой лишь 23 августа 2010 года, когда она вместе со своей коллегой по цеху Саодат Омоновой собрала пресс-конференцию и публично обвинила руководство Национальной телерадиокомпании Узбекистана в цензуре и хищениях.

Надо сказать, что эти смелые действия вызвали некоторое недоверие со стороны независимых ташкентских журналистов, никто из которых подобным отчаянным демаршем не отличился, а об Эшанкуловой и Омоновой до этого ничего не знал.

А 6 декабря того же года журналистки пошли и вовсе на беспрецедентный шаг для сотрудников Национальной телерадиокомпании. Они вышли на главную площадь страны - площадь Мустакиллик в Ташкенте, где провели пикет, который был пресечен милицией.

В это же время и в том же месте трое правозащитников тоже проводили пикет со своими требованиями. Однако журналистки на предложение провести акцию протеста совместно ответили отказом. Пикетчиков - правозащитников в тот же день осудили за административное нарушение, и всем троим, включая присутствовавшего рядом правозащитника-наблюдателя, влепили разорительные штрафы. А журналистки в суд не попали и отделались только легким испугом. Этот несколько факт усугубил недоверие к личностям Эшанкуловой и Омоновой, как со стороны некоторых независимых журналистов, так и ряда правозащитников.

При этом мало кто из них знал, что журналисток тогда не осудили только потому, что они провели пикет в первый раз, а об акции протеста, как положено по закону, в письменной форме уведомили городскую администрацию. За пикет Эшанкулову и Омонову наказали другим способом - через два дня, 9 декабря в Национальной телерадиокомпании было организовано собрание коллектива, на котором правдолюбивых журналисток всячески оскорбили и уволили с работы. Как говорит Малохат, для них это стало «сильным моральным ударом». Особенно на фоне каких-то сомнений.

Голодовка не дала результатов

Впрочем, это не помешало Эшанкуловой и Омоновой продолжить свою борьбу - написать почти шесть десятков писем президенту Узбекистана Исламу Каримову. В этих письмах журналистки просили разобраться с законностью их увольнения и проверить деятельность руководства телекомпании, но ответа так и не получили.
Тогда летом 2011-года Эшанкулова и Омонова вышли на еще один пикет - на этот раз к Аппарату президента. Журналисток тут же забрали в милицию, а затем отвезли в суд, где каждую оштрафовали на сумму, эквивалентную 1700 долларам США (по самому реальному для населения курсу в Узбекистане - курсу «черного рынка»).
Произошло это накануне 27 июня - дня работников СМИ Узбекистана. И именно в этот праздник Эшанкулова и Омонова начали голодовку протеста. Излишне говорить, что власти ее полностью проигнорировали.
Зато оказали моральную поддержку местные правозащитники, с которыми журналистки на этот раз не стали отказываться идти на контакт. А вот среди независимых журналистов осталось некоторое недоверие - по крайней мере, не все из них подписали международную петицию в защиту своих голодающих коллег.
Подобные сомнения по отношению к новым людям в каком-то движении бывают всегда, и о них, вроде бы, и не следовало упоминать. Однако, возможно, именно эти сомнения и привели в дальнейшем к громкому международному скандалу, связанному со здоровьем Малохат Эшанкуловой.

Грудью на амбразуру

Но продолжим историю дальше. Вскоре после голодовки пути мятежных журналисток разошлись. Омонова исчезла с поля активной правозащитной деятельности, а Эшанкулова, наоборот, совершила еще один отчаянный поступок - откликнулась на предложение лидера оппозиционной партии «Бирдамлик» («Единение, солидарность») Баходыра Чориева, живущего в США, стать руководителем этого движения в Узбекистане. Таким образом, Эшанкулова сразу заявила о себе, как об активной оппозиционерке, и, по мнению многих, вступила на весьма опасный путь открытой конфронтации с властями.

Движение «Бирдамлик», хотя и отстаивает принципы мирной «цветной революции», считается в Узбекистане вражеским. И акции протеста, к которым призывает его лидер Чориев - будь-то хождение по улицам в белых одеждах или бесплатная раздача прохожим брошюр с Конституцией Узбекистана - несмотря на их внешнюю безобидность, вызывают у властей отнюдь не смех, а весьма негативную реакцию.



Малохат Эшанкулова раздает экземпляры Конституции Узбекистана

Эшанкулова, взявшаяся возглавлять эти акции, оказалась одной из немногих оппозиционеров, которые рискуют на подобное непосредственно на территории Узбекистана. А, скорее всего, даже единственной. И если к этому прибавить еще ее откровенно оппозиционные статьи, которые она писала на узбекском языке на сайте «Бирдамлика», то, можно сказать, что она как бы полезла грудью на амбразуру.

За все надо платить

Не удивительно, что все это вызвало противодействие властей. Те «надавили» на родственников Малохат, в результате чего ее племянник, работавший судьей, оказался пойман на взятке и посажен в тюрьму, родной брат перестал пускать на порог родительского дома. Квартира в Ташкенте, которую журналистка купила у осужденного племянника, осталась так и не оформленной, а она сама без ташкентской прописки.

Физически первый раз Эшанкулова пострадала летом 2013-го года в Кашкадарьинской области, где на 3 июля был намечен пикет в защиту арестованного там отца лидера «Бирдамлика» - семидесятилетнего Хасана Чориева. В этот день на 14 родственников и правозащитников, собравшихся в городе Карши возле областной прокуратуры, напали «бабы особого назначения» - специальный отряд Кашкадарьинских стражей закона.

Больше всего тогда досталось Малохат Эшанкуловой, хотя та официально в пикете не участвовала, приехала на место акции, как журналист. Она даже не успела выйти из машины, как сразу подверглась нападению. Ее били от души, так же, как ташкентскую правозащитницу Елену Урлаеву, которая здорово насолила чиновникам своими пикетами и тоже принимала участие в этой акции протеста. Тогда они обе сначала попали в городскую Каршинскую больницу, а потом в суд, где вместе с остальными участниками пикета были оштрафованы на астрономические по меркам Узбекистана суммы. Эшанкулову тогда «наказали» на 6 миллионов сумов (чуть меньше трех тысяч долларов).

Следующий серьезный удар оппозиционерка получила 8 декабря того же года - в День Конституции Узбекистана, когда она попыталась провести на Алайском рынке города Ташкента очередную «белую» акцию «Бирдамлика». Тогда всех участников этой акции задержали, а Эшанкулову милиционеры вывезли поздно вечером на кладбище на окраине города и там бросили. При этом милиционеры, как рассказывала журналистка, на прощание ей сказали: будешь еще лезть в бутылку, навсегда останется на этом кладбище.

Таинственная болезнь

Именно после этого случая Эшанкулова и почувствовала серьезные проблемы со здоровьем. Как отмечали ее близкие, сначала она просто испытывала недомогание, но к марту ее здоровье критически ухудшилось. Она ослабела, похудела на 15 килограммов, стала задыхаться, терять зрение и память, передвигаться по городу могла только в сопровождении дочери.

Журналистка, теряясь в догадках по поводу неожиданного ухудшения своего здоровья, в итоге предположила, что ее отравили.

- В милиции, перед тем, как отвезти на кладбище, меня угостили чайником чая, который я пила в одиночестве, - рассказывает Эшанкулова. - А в марте ночью кто-то взломал дверь в офисе «Бирдамлика». Тогда ничего из вещей не пропало, и милиция дело заводить не стала, но после заваривания хранившегося в офисе чая я и моя старшая дочь Зарнигор почувствовали резкое ухудшение самочувствия.

- У Зарнигор повысилась температура, появилась тошнота, - продолжает свой рассказ журналистка. - Приехавшая на вызов «скорая» не смогла поставить дочери диагноз. А я после этого случая не смогла ничего есть, меня тут же тошнило.

Сама Эшанкулова не рискнула прибегать к помощи официальной медицины Узбекистана. Она испугалась, что «на врачей окажут давление власти, и те ее добьют». В результате чего решила обратиться в Ташкенте в посольства США, Германии, Франции и Великобритании с просьбой провести независимое медицинское обследование и поставить диагноз - ей и ее дочери Зарнигор.



Эшанкулова в начале 2014-го года в посольстве США в Ташкенте - тогда она чувствовала только некоторое недомогание

Опозиционерка Эшанкулова притворяется!

Тут, наверное, надо сделать небольшое отступление, касающееся принципиального поступка Эшанкуловой, как руководителя «Бирдамлика» в Узбекистане.

Свои «белые» акции движение сопровождало фотоконкурсами, на которые его участники присылали свои фотографии в белых шарфах, платках, кепках, майках и т.д. Победители получали денежные призы, причем довольно солидные. Достаточно сказать, что на предпоследней акции, прошедшей в сентябре 2013 года, главный приз был в 3000 долларов, три первых места по 1000. А еще множество вторых и третьих мест - общий призовой фонд был тогда около 15 тысяч долларов.



Руководитель Бирдамлика в Узбекистане Малохат Эшанкулова тоже надевала белые одежды

Но потом противники «Бирдамлимка» стали смеяться, что в белых майках и кепках граждане ходят не потому, что разделяют позицию движения, а только за деньги. Тогда Эшанкулова настояла, чтобы на последнем фотоконкурсе, приуроченном к памятному для нее 8 декабря, денежных призов не давать. Мол, пусть люди выражают мирный протест властям не за деньги, а по убеждению.



Вручение призов после очередного фотоконкурса.
Так выглядела Малохат Эшанкулова примерно за год до начала своей таинственной болезни


Не все правозащитники, фотографировавшиеся тогда в белых одеждах, внимательно прочитали условия конкурса. И некоторые из них вряд ли оказались довольны, когда на праздничной церемонии подведения итогов фотоконкурса вместо привычных бумажек с портретами американских президентов им вручили только большие рамки с их собственными портретами. По словам очевидцев, одна из правозащитниц так оскорбилась, что швырнула свой портрет и покинула офис «Бирдамлика».

То есть к первоначальному недоверию, а также и, чего греха таить, некоторой «долларовой» зависти добавилось еще и недовольство кое-кого из правозащитников. В итоге у Эшанкуловой с ее обращением в зарубежные посольства получилось, как в известном детском стихотворении про плохо подкованную подкову - лошадь захромала, командир убит, конница разбита, армия бежит.

Сначала некоторые влиятельные правозащитники, живущие за рубежом - видимо, основываясь на консультациях с ташкентскими недоброжелателями Малохат - выступили с заявлениями, где критическое состояние здоровья руководительницы «Бирдамлика» было подвергнуто серьезным сомнениям. Высказывалось предположение, что та притворяется, а в посольства обратилась с той целью, чтобы сбежать за границу.

Так или иначе, а посольства не откликнулись на просьбу Эшанкуловой, поддержанную петицией находящегося за рубежом Настоящего союза журналистов Узбекистана, хотя сделать это было проще простого. У посольств в Ташкенте есть своя международная медицинская клиника, услугами которой пользуются не только дипломаты - здесь еще проходят обследование и жители Узбекистана, которые выиграли «Грин-карту».

Информационная война

Друзья Эшанкуловой - и правозащитники, и журналисты - возмутились таким отношением к своей коллеге. Они не только видели, как «сдала» Малохат, но даже возили ее на обследование к народным целителям, которые единодушно определили тяжелое поражение печени - один из симптомов сильного отравления.

За Эшанкулову в Узбекистане, кроме большинства ее сподвижников по «Бирдамлику», вступились активисты Правозащитного Альянса, возглавляемого Еленой Урлаевой - они выступили с официальным обращением по этому поводу. А за рубежом за свою коллегу в настоящую информационную драку бросилась председатель Настоящего союза журналистов Узбекистана и главный редактор сайта Uznews.net Галима Бухарбаева.

Противники Эшанкуловой охотно ввязались в эту драку, отчего на многих зарубежных сайтах стали появляться различные домыслы. Чтобы понять оскорбительность этих домыслов, достаточно привести заголовок только одной такой статьи - « Малохат Эшанкулова патриот либо предатель»

«Доброжелатели» активно доставали Эшанкулову и в социальных сетях. Хотя уже в апреле 2014-того года родственники увезли ее в Самарканд, где обратились за помощью к табибам -народным целителям. Те вывели журналистку из критического состояния, но поставить точный диагноз, определяющий причины ее болезни, так и не смогли.

Зато такой диагноз был поставлен на одном из оппозиционных сайтов, где некий врач сообщил, что Эшанкулова наверняка больна раком, потому что у нее в семье онкология - наследственная болезнь.

Возмущенная Малохат в сопровождении дочери тут же приехала в Ташкент, где в Институте гематологии сдала под вымышленной фамилией анализ крови. Врачи удивились низким содержанием гемоглобина - всего 56 единиц, а также высоким содержанием железа, что по медицинским параметрам является несовместимым, и отправили Эшанкулову в онкологический центр. Но там врачи никакой онкологии не выявили.

А диагноза так и нет…

В то же время поездка в Ташкент дала свои положительные результаты - Малохат стала принимать медицинские препараты, повышающие уровень гемоглобина в крови и здоровье ее несколько улучшилось.

Однако все равно из-за физической слабости Эшанкулова в июне 2014-го года приняла решение сложить с себя полномочия руководителя «Бирдамлика» и вообще выйти из этого оппозиционного движения.

Но диагноз своего заболевания так и не узнала, продолжая панически бояться официальной медицины Узбекистана. Поэтому, очнувшись 25 апреля в клинике Института гематологии, тут же передала через родственников и знакомых заявление, в котором особо подчеркивала, что в больницу ее «доставили на носилках».



2 мая по просьбе родственников Малохат к ней приходил мулла - снимать порчу. Но, как сказала Эшанкулова по телефону, вывод священнослужителя оказался неутешительным. По его заключению, болезнь Малохат вызвана отнюдь не колдовством и имеет медицинскую основу.

С тех пор прошло уже две недели, но состояние здоровья Эшанкуловой лучше не становится. Малохат говорит, что чувствует, как из нее уходят последние силы...

К официальной медицине Узбекистана Эшанкулова по-прежнему обращаться боится, на обследование за рубеж выехать не может - несмотря на то, что судоисполнители забрали у нее все видеокамеры, фотоаппараты, компьютеры и другую оргтехнику, за ней числится перед государством многомиллионный долг, и за пределы страны журналистку не выпустят. И что делать сейчас с ее болезнью не знает ни она сама, ни ее родственники и друзья.

Вполне возможно, что никто журналистку не травил. Что ее заболевание вызвано исключительно нервными стрессами, которые она испытала в последнее время. Но как ее лечить, если неизвестен диагноз?

Вот такая загадочная и одновременно трагическая ситуация. Ситуация, в которую в Узбекистане может попасть любой, кто не боится открыто высказывать свое мнение.
Комментарии, по рейтингу, по дате
  Стрельцов 18.05.2015 в 08:55:12   # 427581
что то неинтересно про это..
  oksana33 18.05.2015 в 14:27:12   # 427661
Цитата: Стрельцов от 18.05.2015 02:55:12
что то неинтересно про это..

мысли мои читаете..Даже не дочитала до конца. В топку материал! или на какой нибудь узбекистанский Титус. Пусть сами разбираются со своей мадам
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь