Хлопок 80-ых (2)
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
bolatbol 31 Января 2015 в 23:03:15
Между соседями по грядке пошли разговоры о нехорошем Президенте США Картере, который не дает жизни Саманте Смит и другим борцам за свободу простых американцев. Обсудили менее глобальные проблемы, рассказали анекдоты, вообще расслабились, сели на мешки, опустили руки, но появилась учительница, дескать, солнце еще высоко, арбайтен. Но разве много наарбайтаешь после расслабона, пошли попить на середину поля, пошли слить за камышами на конце поля, убили время. Но такие километровые прогулки для минутного отправления естественных надобностей нами, группой пацанов, было решено прекратить. Плюнув на гордость, зайдя в безлюдные хлопковые кусты и встав на колени, можно было все сделать незаметно, не оскорбляя высоких нравственных устоев советских хлопкоробов.
Вернувшись к своим грядкам мы продолжили ежегодную битву за урожай. Вечерело, и на наши намеки по поводу окончания рабочего дня преподаватели не реагировали. Те достижения социализма, о которых невнятно докладывал 24 съезду КПСС дорогой Леонид Ильич, видимо не дошли еще до отдаленных уголков нашей великой Родины. Нормы охраны труда, ограничения детского труда - все это, согласно информационных передач, касалось развивающихся стран Африки и Латинской Америки. И правда, ощущение того, что кому-то в Зимбабве хуже, придавало сил.

Наконец, на закате нам разрешили сдать собранное и двигаться по направлению к баракам. 3 км. бодрого шага в наступающих сумерках и ты уже в кровати с гудящими от усталости ногами. Придя в себя, пошли умыться, набрали чая из титана, взяли хлеба, от макарон или шлангов отказались. Сидеть на холодной скамье за пыльным столом не хотелось, пошли ужинать в барак. Расположившись удобно на кроватях со сладким грузинским чаем (дешево и сердито, по-советски) я, мои друзья Саня, Нурик и Славик начали держать совет, потому что итоги дня в кг. были позорны.

- Утром хлопок был сырой, тяжелый. Завтра, давайте пацаны, сразу после завтрака бежим на поле и затариваемся хлопком, - предложил Саня.
Возражений не было, вышли прогуляться в соседний парк. На земле по колено лежал слой кленовых листьев. Сгребли их сапогами в кучу, подожгли, костер получился жаркий и веселый. Нагребли себе лежанки, улеглись вокруг огня. «Жить хорошо!» - сказал я слова Моргунова. «А хорошо жить еще лучше!» - поддакнул Нурик.

Утром на линейке нас обозвали лодырями и бездельниками, привели в пример обычную с виду девочку, собравшую норму, что придало нам сил и уверенности. Сразу по окончании публичного позора мы неслись впереди колонны. По дороге ограбили наиболее богатые кусты и пришли на свои грядки с увесистым мешком влажного от росы хлопка. Но дальнейший сбор сопровождался трудностью. Мокрые руки мерзли, пальцы не слушались, синели и потому приходилось подолгу простаивать, отогревая их в карманах. Рекорд сбора мог не получиться. Когда же пригрело солнце, хлопок в мешках подсох. Весовщик приезжал ближе к обеду и вопрос хранения собранного урожая имел место быть. Инициатор нашего трудового подвига Саня решил проблему, сгоняв за водой и залив в каждый мешок по литру. В дальнейшем, на подборе грязного хлопка, мы научились его «солить» мокрым песком и камнями до удвоения веса, и проблем с результатами больше не было. Конечно, весовщик Ахмед орал, особенно когда ему на ногу падал камень из вытряхиваемого мешка, требовал списать несколько кг., что вызывало наше возмущение. Этот Ахмед зорко следил за интересами государства, на первый взгляд. Но когда в мае в школу заявился следователь и вызывал нас по одному в класс, все с ним стало не так прекрасно. Нам показали ведомость с нашими фамилиями, суммами в сотни рублей и поддельными подписями. Кто-то не хило наварился. Наш «облико морале» еще более укрепился в убежденности, что не стоит играть в азартные игры с государством.

После недели недостаточно сбалансированного питания начала сказываться нехватка микроэлементов и витаминов, проще говоря, постоянно хотелось жрать. С поля завалились сразу в единственный в колхозе продмаг. На полках красовались красиво расставленные рыбные консервы, на столе по виду уже прописались залежалые каменные печенья и такие же конфеты. Среди этого разнообразия увидели новинку – зеленый лимонад «Тархун». На оставшуюся после курения в первые дни убийственного «Дюбека», который надолго отбил тягу к табаку, на эту мелочь взяли этот лимонад, пару пачек вафель и заморили червячка. Перед ужином, не вызывавшем доверия, Нурлан предложил сгонять на соседнее поле за кормовыми арбузами. Кто-то угощал нас местным деликатесом для увеличения надоев крупного рогатого скота. Бело-розовый цвет не внушал ничего хорошего, но безвкусная масса прекрасно забивала желудок и на какое-то время дарила ощущение сытости.
Через две недели семейных учителей сменили другие и привезли посылки от родителей или по-современному, гуманитарную помощь. Все вскрыли одновременно. Вот когда я первый раз увидел и попробовал намазать на сладкое печенье варенье, сверху сгущенку, закусить зефиром и запить все тем же сладким чаем. Жизнь стала лучше, жить стало веселее. Единственный, но жирный минус – поход в туалет. Проснувшись среди ночи и понимая, что до утра не дотерпеть, нехотя одевал штаны, нырял босыми ногами в сапоги, обходил снаружи бараки и удобрял землю-матушку солями и минералами. Мысль идти в кромешной темноте, по морозу в туалет даже не рассматривалась. Но на обратном пути я чуть убился, спеша заскочить в теплоту барака и наткнувшись подбородком на натянутую девочками между столбами бельевую веревку. Однажды, не желая шарахаться среди ночи одному, я попытался разбудить соседа по койке, на что он спросонья ответил: «Подожди, я кучку соберу». «Хорошо я успел уже сдать, прежде чем проснулся», - подумал я.

Девочки начали плакать, скучая по дому. Их начали увозить родители, пацаны бежали сами, сменные учителя их возвращали, они снова уезжали. Остались настоящие комсомольцы и комсомолки, верные заветам великого Ленина. На 7 октября, день Конституции СССР, нам обещали двойную оплату, и мы чуть не надорвали задницы, таская тяжелые мешки.

Дни становились короче, вечера длиннее и нас стали водить в кино. После той грязи, в которой мы постоянно вращались, оказаться в чистеньком фойе колхозного клуба, это что-то. Со стен на нас смотрели народные артисты, в зале мягкие кресла после скамеек, третий звонок, свет, постепенно гаснущий, все это было так знакомо и непривычно. Посмотрели какой-то добрый советский фильм ни о чем, вернулись и забыли.

Но клуб оставил приятное впечатление. Колхозный художник неплохо рисовал афиши, и у нас неожиданно проснулась тяга к цивилизации. На следующий день я уболтал Санька сходить в кино на какой-то «Случай в квадрате 36-80». Судя по афише это было интересно. Уходить с территории было нельзя, делали это незаметно.

В клубе, оказалось, работает библиотека. Добрая библиотекарша разрешила нам почитать свежую газету «Южный Казахстан». Из нее мы узнавали, сколько нам осталось собрать, было около 94%, в день прибавлялось по 0,2, но хлопок на полях кончался. Зашли на фильм, снова кресла, звонок, свет. Но фильм оказался на любителя, на самом интересном месте кадр останавливался, пленка красочно плавилась, загорался свет и начинался свист, улюлюканье и крики «Сапожник!». Кое-как досмотрев, мы вернулись в барак. Все спали, поднялась голова нашего учителя Наримана:
- Где вы ходите?
- В туалете были.
- 2 часа в туалете?
- Так запор, после этих шлангов.
Нариман что-то пробурчал, и мы завалились спать.

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Комментарии, по рейтингу, по дате
  Лысый 01.02.2015 в 23:55:35   # 403199
Quote:

Вадим сам не знал, почему он написал матери о болезни, которой не было. Просто хотелось, чтобы его пожалели, а на что жаловаться – сам толком не знал. Вот написал первое, что пришло в голову. И как глупо все получилось.

После этого Вадим как-то отдалился от всех. Он не решался заговаривать с другими, и с ним тоже никто не заговаривал. Но однажды во время обычного вынужденного безделья Гурий Макарович его подозвал:

– Вадим, ты б рассказав шо-нэбудь.

– А что рассказывать?

– Ну як шо рассказывать? Расскажи, як там жизнь в Москви. Шо там вообще хорошего?

– В Москве все хорошее.

– Чого ж там хорошего? Так же люды живуть, як и тут.

– Ну, не так, – сказал Вадим. – Там совсем другие условия. Библиотеки, театры…

– А правда, что в Москве сигналов нету? – спросил Павло-баптист.

– Давно уж.

– Ну, а ежели я, к примеру, еду, а на улице свинья лежит?

– Пидожды ты со своей свынёй, – сказал Гурий Макарович, поморщившись. – Ты, Вадим, мне от шо скажи: в Москве лучше жить, чим тут, так? В тэбэ там своя квартира чи як?

– Своя.

– Ну а в мэнэ своя хата. Яка ж разныця?

– Ну как? У меня в квартире паровое отопление. Ванная…

– Хорошо.

– Уборная…

– Хорошо.

– Телефон.

– А на шо тоби телефон? Кому звонить?

– Ну, например, с товарищем мне надо поговорить.

– Так, хорошо. Ну а ще шо?

– Все, – сказал Вадим. – Хочу я в кино сходить – иду туда, куда мне хочется. Пешком не хожу. Сел в метро или в троллейбус и доехал куда надо. Такси, выставки, музеи – все есть в Москве.

– В общем, в Москви хорошо, а в Поповки погано, так? – спросил Гурий Макарович.

– Ну, я так не говорю… – замялся Вадим.

– Ну а шо, тут ничего такого нэма. Шо погано в Поповки, то погано, я и сам це могу сказать. От дывысь. Утром я встаю, трэба дров наколоть, пичку розтопыть, тут тоби дым, копоть, вся посуда в сажи. Нэ то шо газ. Ты його включив, и вин нэ дымыть, нэ коптыть. У нас такого нэма. Погано? Погано. В бани трэба помыться, сам за водой сходы, сам опять пичку розтопы, поки всэ зробышь, так потом умыешься. Тож погано. Та шо тем казать! Другый раз ночью, извини за выражения, на двир сходыть трэба, та як згадаешь, шо бигты через огород, а на вулыци холодно – витэр, мороз, а ще хуже – грязь, та думаешь: хай воно всэ провалытся! Шуряк в мэнэ в Кайнарах живэ, було б метро, на метри б доихав, а то пишки хожу. Погано. Трэба Мыколу обматэрить, взяв бы трубочку: «Алло, Мыкола!» А то пока чэрэз усю Поповку пройдэшь, так и зло пропадае. Да. Ну и музеев у нас, конечно, нэма. Погано у нас в Поповки, так?

– Ну так, – неуверенно подтвердил Вадим.

– А вот сказалы б мэни зараз: «На тоби, Гальченко, в Москви квартиру из четырех комнат, на тоби ванну, на тоби телефон» – ни за шо б нэ поихав. Ты Москву за шо любышь? За ванну та телефон. А шоб в Москви ничего этого нэ було, а було в Поповки?.. А я вот нэ знаю, за шо я Поповку люблю. Всэ наче тут погано, а никуды нэ пойду. Як бы тут Москву построилы, то дило другое.
  Софруджу 02.02.2015 в 00:01:17   # 403202
Не знаю, как насчёт Гурия Макаровича, а у Лысого точно температура
  строитель 02.02.2015 в 00:30:18   # 403214
А моя трудовая повинность в студенческие годы проходила в Черноводске, на сборе винограда. Прособирав пару недель на карачка не подвязанный виноград, при строился кочегаром на кухню....
Ээээх
  Alexy 02.02.2015 в 00:40:11   # 403216
"Соленый" глиной хлопок и виноград в школьные годы, в студенчестве яблочки - там, где "закалялась сталь".


  Ал 02.02.2015 в 00:49:08   # 403217
  Лысый 02.02.2015 в 00:52:31   # 403219
Боярская узкоколейка.
  Alexy 02.02.2015 в 00:54:13   # 403221
  Лысый 02.02.2015 в 01:22:38   # 403223
Это где, внимание Софруджу, шарапов тифом заболел, но с объекта не соскочил. Не смотря даже на атаки бандеровцев петлюровцев.
  bozon house 02.02.2015 в 07:02:17   # 403225
Цитата: Ал от 01.02.2015 18:49:08
Для тех кто безоговорочно хает СССР, сюрпрайз
http://www.hrw.org/ru/news/2010/05/05

Известный в определенных кругах Н.Фоменко после посещения США в свое время дал исчерпывающую характеристику этому гос.образованию. Его слова: "СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ произвели неизгладимое впечатление. Я первый раз был в Америке и, увидев ее, понял — это совершенная калька с Советского Союза. Только с еще большими перегибами и полным отсутствием человеческого подхода к событиям жизни."http://gazeta.aif.ru/online/aif/1164/03_01
  Софруджу 02.02.2015 в 07:38:09   # 403227
Цитата: Лысый от 01.02.2015 19:22:38
Это где, внимание Софруджу, шарапов тифом заболел, но с объекта не соскочил. Не смотря даже на атаки бандеровцев петлюровцев.

Лучше читать роман надо, а также иметь элементарные представления о заболеваниях, чтобы не писать чушь, даже в порядке троллизма.
А насчёт тифа (брюшного, не сыпного, как у Корчагина) мы тогда очень удивились, но, когда её навещали, выяснилось, что в инфекционной больнице аж две тифозные палаты (мужская и женская), т.е. колебалось от 8 до 15 человек
  Лысый 02.02.2015 в 14:06:39   # 403325
Quote:
Лучше читать роман надо, а также иметь элементарные представления о заболеваниях, чтобы не писать чушь, даже в порядке троллизма.


Софруджу, вы наверное в тридцатых годах на хлопке повинность отбывали. Ибо брюшной тиф в послевоенные годы был редок. Плюс ко всему: вспышка тифа это ЧП и карантинные мероприятия. Не говоря уже о сыпном тифе или не приведи господь чуме. Тогда полная изоляция района вспышки, силами МВД и Армии.
И я в школе внимательно читал роман Островского.

Quote:
На него наткнулись через несколько часов. Принесли в барак. Корчагин
тяжело дышал и не узнавал окружающих. Вызванный с бронепоезда фельдшер
заявил: "Крупозное воспаление легких и брюшной тиф. Температура 41,5. О
воспаленных суставах и опухоли на шее говорить не приходится - мелочь.
Первых двух вполне достаточно, чтобы отправить его на тот свет".

http://www.lib.ru/RUSSLIT/OSTROWSKIJ/kak_zakalyalas_stal.txt

На боярку нападал не Бандера Петлюра, а банда Орлика, здесь косяк за мной, согласен.
  Софруджу 02.02.2015 в 18:05:10   # 403385
Вот редкость, а с хлопка возили. Сами удивлялись, что, оказалось, целые тифозные палаты были оборудованы. А желтуху регулярно. Как и вшей. Качество воды, невозможность в обед на поле мыть руки и посуду. В идеале - одна бочка на всех за километр где-нибудь, отсутствие бани и скученность на нарах. Впрочем, желтуху и дизентерию чаще возили с винограда по понятным причинам
  Лысый 03.02.2015 в 20:03:44   # 403511
Софруджу, вы видать на хлопковых плантациях Луизианы рабыней-рабом были... в прошлой жизни. Такие страсти описываете.

Такой.


Или таким.


  arhar 03.02.2015 в 20:08:59   # 403512
один знакомый воин-интернационалист рассказывал, что сразу после прибытия в афган у них почти половина роты гепатитом заболели. интересно было бы почитать его мемуары
  КЕДЫ 04.02.2015 в 15:05:04   # 403690
kz Лысый 03.02.2015 в 20:03:44 #403511
  antonir 28.10.2015 в 00:38:26   # 468391
Утром хлопок был сырой, тяжелый. Завтра, давайте пацаны, сразу после завтрака бежим на поле и затариваемся хлопком, - предложил Саня.
Возражений не было, вышли прогуляться в соседний парк. На земле по колено лежал слой кленовых листьев. Сгребли их сапогами в кучу, подожгли, костер получился жаркий и веселый. Нагребли себе лежанки, улеглись вокруг огня. «Жить хорошо!» - сказал я слова Моргунова. «А хорошо жить еще лучше!» - поддакнул Нурик.
http://lesnayaopushka.ru/
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь