«Штат Техас, Чимкентские» — это что, особый субэтнос? И почему их не любят?
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
abylay 21 Мая 2014 в 09:22:42
Юг Казахстана, который не разговаривал на русском даже во времена Советского Союза, вряд ли заговорит на нем теперь. Это есть «большая проблема» для русскоязычных казахов и не казахов.



На одной из улиц Алматы мимо меня пронесся автомобиль с номерами, начинающимися на букву «Х». Ее водитель никаких правил не нарушал, просто ехал по своей дороге. Увидев машину и ее номера, одна женщина, видимо русскоязычная казашка бросила резким тоном, будто ее укусила змея: «Куда ни глянь – везде уже «чимкентсие», прямо как саранча заполонили тут все. Надо их растоптать как каракуртов!». И это лишь один из множества примеров неприятия «чимкентцов». Это заставило меня сильно задуматься.

На самом деле неприязненное отношение жителей других регионов к южанам уже стала аксиомой, не требующей доказательства. Часто слышим такие советы как «Не женитесь на девушек из Шымкента», «Не выходите замуж за шымкентцев». А чем же собственно не угодны шымкентцы для остальных? Почему их недолюбливают?

Этому есть несколько объяснений.

Первое, конечно же, язык. Язык – это не только инструмент коммуникации, но и некая система мышления. Излишне объяснять, что языки в некоторой степени влияют на формирования мировоззрения. Есть такой парадокс, если жители остальных регионов страны часто гордятся своим хорошим владением русского языка и чувствуют себя обделенными, если владеют им недостаточно хорошо, то для южных казахов незнание русского, ровно как и иностранного языка – ничуть не грех. Им что русский язык, что язык суахили или иврит – по барабану. В тех регионах, где преобладает влияние русского языка и русской культуры такое положение кажется «дикостью». Видимо по этой причине казахстанские русские поднимают шум, жалуясь на то, что «в Шымкенте документы заполняют и справки выдают на казахском языке, ущемляют русскоязычных граждан». Однако юг Казахстана, который не разговаривал на русском даже во времена Советского Союза, вряд ли заговорит на нем теперь. Это есть «большая проблема» для русскоязычных казахов и не казахов.

Второе – это политическая и историческая сторона. «Чимкентские», которые не владеют или владеют плохо «Мировой язык» – это ярые сторонники «создания этнократического государства. То есть, «чимкентскими» движет национализм. Об этом красиво доносит Канат Нуров в своих трудах под названием «Казахстан: национальная идея и традиции»: «Казахи как национальность, опять же в силу своего «казачества», по определению вряд ли станут «сторонниками этнократического государства». То обстоятельство, что так называемые «южане», то есть присырдарьинские казахи, издавна подпавшие под деспотическое влияние среднеазиатских ханств и ортодоксального ислама, стали при вполне определенном содействии постноменклатурного правительства проявлять значительную националистическую активность, подавая пример остальным, является прискорбным фактом настоящего момента, но не составляет характерной черты казахского народа».

По мнению ученого Каната Нурова, казахи из «Коканда-Ташкента» или «Присырдарьинска» – отличаются от обычных казахов, это другой субэтнос. Им свойственен среднеазиатски