О падении Гульнары Каримовой или это просто роль?
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
admin 05 Ноября 2013 в 11:35:58
Редактор журнала Harper’s допускает, что узбекские силовики готовят дело против Гульнары, чтобы заявить претензии на ее замороженные в Европе и за ее пределами богатства.

Скотт Хортон, известный нью-йоркский юрист, участвовавший в бракоразводном процессе Гульнары Каримовой с ее мужем Мансуром Махсуди, а также редактор Harper’s, проницательно определяет динамику, которая возможно является источником драмы в Ташкенте.

По его мнению, чиновники узбекского режима поняли, что у старшей дочери президента Гульнары возникли серьезные неразрешимые проблемы.

И если Ташкент не представит свой ряд претензий против Гульнары, то все ее оффшорные счета скоро исчезнут, и все ее деньги уйдут в пользу других государств.

Очевидно, что пока ее отец у власти, папина дочка скорее всего будет жить припеваючи в Узбекистане.

Но жизнь Гульнары может все-таки скоро кардинально измениться. Ее свобода будет ограничена, и она больше не может быть королевой обширной бизнес-империи.

Как объясняет Хортон, Ислам Каримов понял, что Гульнара стала “значительной помехой” для него и его правительства.

И если Каримов будет несомненно продолжать предоставлять протекцию своей дочери в той или иной степени, возможно Гульнаре придется распрощаться с гламурным стилем жизни и бизнесом, и вести хоть и роскошную, но тихую жизнь, спрятанной за стенами дворца.

Полный текст интервью Скотта Хортона:

Сегодня во всем мире жизнь клептократов становится труднее. А именно, тех людей, которые, занимая высокие государственные позиции или через высокопоставленных родственников, обеспечивают себе огромные богатства.

Они припрятывают свои деньги в оффшорных банковских счетах, приобретают жилье в злачных местах Европы, странах Карибского бассейна и Персидского залива.

В целом можно сказать, что клептократы привлекают к себе внимание не только общества и прессы, а также правоохранительных органов, которые с нетерпением ждут возможности заявить о себе.

Дело Гульнары Каримовой, безусловно, на данный момент является самым интересным в мире.

Поскольку правоохранительные органы работают в режиме строгой и оправданной секретности, трудно точно сказать, каков характер нынешних неприятностей Гульнары.

Но на данный момент ясно, что она и ряд приближенных к ней лиц привлекли внимание правоохранительных органов в Швецарии, Франции и Швеции.

Принимая во внимание то, как работают в над разработкой ее дела европейские правоохранительные органы, можно допустить, что в процессе расследования они обратились за помощью к коллегам в других странах, где Гульнара также занималась бизнесом, например в Испании, Италии и Германии.

Нет никаких сомнение, что антикоррупционное расследование в Европе является основой сегодняшних проблем Гульнары, раскрытие деталей ее сделок в телекоммуникационной сфере лучшее тому подтверждение.

Правоохранительные органы со всей тщательностью изучают добытые документы, связанные с коррупционными сделками Гульнары, в том числе и те, на которых она собственноручно оставляла записи.

Конечно, не имея доступа к материалам уголовного дела, трудно составить суждение о том, как ведется расследование и насколько весомы доказательства.

Но уровень активности демонстрирует тем, кто следит за подобными расследованиями коррупции, что на это дело смотрят как на серьезное и важное, которое может стать прецендентом для подобных расследований в будущем.

Подобные ситуации составляют дилемму для правительств на родине подозреваемых клептократов.

Европейские правоохранительные органы скорее всего заморозят и захватят собственность подозреваемой, чтобы эти деньги были в наличие для оплаты в будущем штрафов в соответствии с доктриной Biens Mal Aquis или нелегально нажитого богатства.

Судя по всему, этот процесс уже начался в деле Гульнары.

Посмотрите для сравнения на дела, связанные с с бывшим президентом Египта Хосни Мубараком и другими высокопоставленными представителями его режима после Арабской весны.

Вы заметите, что замораживание собственности Мубарака произошло в финансовых центрах по всему миру. Все счета, связанные с семьей Мубарака, были захвачены.

В конце концов прокурор в Египте открыл дело против Мубарака и его окружения.

Этот процесс казался немыслимым - ведь люди, которые начали расследование, были назначены Мубараком и считались его верными подчиненными.

Но Египет столкнулся с дилеммой. Если страна сама не предъявила бы иска против клану Мубарака, она рисковала потерять замороженные деньги в пользу других государств и их штрафов и претензий.

Так что открытие расследования и подготовка исков - в некотором смысле выступило как акт самозащиты.

Я подозреваю, что что-то подобное происходит сейчас в Узбекистане.

Ташкент теперь понимает, что у Гульнары серьезные проблемы, и что деньги, которые она припрятала в оффшорных счетах, скорее всего будут арестованы.

В свете таких событий, Ташкент судя по всему готовит набор исков против Гульнары, который позже могут стать основой для претензий Ташкента на замороженные деньги.

Очень сложно оценить достоверность этих действий на основе информации, которая у нас в руках, что может показаться странным тем, кто следит за событиями в Узбекистане.

В конечном итоге только кучка влиятельных людей в Ташкенте знают, что происходит на самом деле.

Но одно точно: Гульнару ожидают впереди очень сложные проблемы, которые сделают чрезвычайно трудным ведение ею бизнеса в Европе в ближайшем будущем.

В то же время дома, в Узбекистане, ситуация для нее становится еще более сложной.

Даже при наилучшем исходе дела, очевидно, что ее отец пришел к пониманию, что Гульнара стала значительной помехой для него и его правительства.

Интервью со Скоттом Хортоном для Uznews.net подготовил Уилл Райт - докторант Университета Калифорнии UCLA
http://www.uznews.net/news_single.php?lng=ru&cid=30&nid=24272


Кто и почему отобрал все деньги у Гульнары Каримовой

Научный сотрудник Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета, этнический узбек Алишер Ильхамов говорит, что не важно, сколько мостов сожжено у Каримовой, есть только одно, в чём она нуждается.

— У нее, возможно, до сих пор имеются какие-то амбиции, и она, вероятно, надеется как-то избавиться от всевозможных проблем и наладить отношения с отцом. Потому что для нее, чтобы выжить — политически и даже физически — это то, что может быть достигнуто только восстановлением ее политических позиций в стране. Особенно после Каримова, потому что неясно, что будет источником ее существования в будущем, — говорит Алишер Ильхамов.

Полагают, что Гульнара Каримова может быть единственным человеком, который мог бы предложить отцу и семье защиту от уголовного преследования, когда Каримов оставит свой пост. (Некоторые наблюдатели считают, что нынешняя распря может быть простой политический разводкой, чтобы скинуть со сцены соперников Каримова, и что Гульнара — всё еще лучший выбор ее отца.)

Перспектива президентства кого-либо другого, по словам Мутабар Таджибаевой, одна.

— Кто бы ни пришел, они будут мстить Каримову, — говорит она.

Таким образом, полагают, что Гульнара, возможно, исполняет еще одну полезную роль — жертвы.

Анн-Софи Ньюман из брюссельского "Международного партнерства по правам человека" утверждает, что у широкой огласки взлета и падения Гульнары было несколько положительных сторон. Если дочь президента сама становится жертвой авторитаризма, показательно, насколько варварским может быть этот режим.

Источник: radioazattyk.org
Комментарии, по рейтингу, по дате
  toliktommy 05.11.2013 в 20:42:52   # 306800
Как то от этого не холодно и не жарко.
  vikki 08.11.2013 в 09:41:24   # 307359
Ну народу то от этого ничего...
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь