Спас сто человек, тридцати помог отправиться на тот свет
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
Skype 16 Октября 2012 в 14:57:05
Кардиолог, доктор медицинских наук, профессор Университета имени Сеченова Дмитрий Напалков прочитал в Политехническом музее лекцию «Медицинская этика». Slon публикует 10 фрагментов этой лекции.

1. Биоэтика нужна для того, чтобы регламентировать отношения между врачом и пациентом. Ее основные принципы – «не навреди», «делай благо», принцип уважения автономии личности и принцип справедливости. Принципы «не навреди» и «делай благо» являются категорическим императивом. Но иногда они идут вразрез с принципом уважения личности. Ведь сегодня мы не можем полностью доверять врачу и видеть в нем носителя абсолютного добра.

2. Принцип справедливость не может быть реализован в полной мере. Особенно в нашей стране. Как врач может решить, кому из пациентов первому сделать операцию? Есть моральный закон «Вперед женщины и дети». Но жизнеспособных и полезных для страны мужчин тоже нужно спасать! По принципу тяжести заболевания? Предположим, есть три пациента с инфарктом миокарда и одинаковыми кардиограммами. Что делать? Вычислять, кто важнее для общества: Герой Советского Союза или дочка чиновника? Мы вынуждены признать, что абсолютной справедливости в мире не существует. Нет ее и в медицине.

3. Существует четыре модели врачевания: инженерная, патерналистская, коллегиальная и контрактная. Профессионализм современного врача заключается в том, насколько он правильно и уместно выбирает ту или иную модель.

Инженерная модель (или автомеханическая) рассматривает пациента как автомобиль, который пригнали в сервис на починку. Врач-«автомеханик» проводит диагностику, устраняет неполадки и отпускает вас домой. Но врач не может слепо корректировать уровень артериального давления, не говоря ни слова пациенту. По статистике 70% пациентов обращаются к врачу, чтобы пообщаться.
Патерналистская модель приемлема только в тех областях медицины, где мы юридически можем приравнять наших пациентов к недееспособным. То есть в педиатрии, потому что дети не ведают, что творят, и психиатрии. ·
Коллегиальная модель предполагает, что врач разговаривает с пациентом на равных. Представьте себе врача, который говорит: «Марьиванна, дорогая, вы предпочитаете стентирование аневризмы грудной аорты или аорто-коронарное шунтирование?» И Марьиванна, покумекав, решает, что второе звучит красивее, и, кажется, Ельцину такую операцию делали, думает: «Я тоже хочу». Но это решение не является осознанным выбором Марьиванны. Мы не можем разговаривать с пациентом на медицинском языке.
В рамках контрактной модели перед каждым чихом пациент обязан подписать тонну бумаг. Для примера рассмотрим банальную процедуру – гастроскопию. По закону врач обязан вас предупредить, что у вас может быть разрыв пищевода, если гастроскоп не пройдет. Это может спровоцировать инфаркт миокарда и ряд других неприятных последствий. После таких новостей кто-нибудь согласится делать гастроскопию? Нет! Поэтому врачи недоговаривают, пациенты слепо подписывают бумажки, а потом все вместе отправляются в суд.

4. Даже если окажется, что экстракт из каких-нибудь африканских жуков действительно разрушает раковые клетки, мы никогда об этом не узнаем. Потому что фармацевтический бизнес делает на противоопухолевых лекарствах больше денег, чем на нефти. Он никогда не пропустит эту технологию. Ученого сожрут, технологию выкупят и закопают. Увы!

5. Если ваш пациент страдает от продолжительных болей, значит, вы плохой врач. Сегодня онкологи научились контролировать боль даже в России! Правда, российским пациентам мешает зависимость от участкового онколога, который имеет право выдать только одну упаковку препарата в одни руки. Никого не волнует, что у пациента может быть повышенный болевой порог.

6. Как вести себя с пациентом, который вот-вот умрет? Неизлечимо больные люди проходят через одни и те же эмоциональные стадии. Сначала они злятся и не соглашаются с диагнозом. Впадают в депрессию, пытаются понять, «почему я?». После наступает апатия, и со временем пациент смиряется с неизбежным. Задача врачей – помочь пациенту принять его диагноз и шире взглянуть на собственную жизнь. Есть ура-американский подход, который показан в фильме «Целитель Адамс» с Робином Уильямсом. В Америке существовал реальный доктор Адамс, который посещал хосписы, шутил и развлекал онкологических больных. Однако эта методика быстро угасла. В Европе распространено направление, которое у нас считается нелегальным, – психоделическая ЛСД-терапия. Такое лечение официально назначается больному на терминальной стадии неизлечимого заболевания. Оно помогает пациенту изменить отношение к болевым ощущениям и смириться с тем, что происходит. Достаточно одной-двух инъекций! Человек проходит через определенные психоделические переживания и уже не возвращается к состоянию отчаяния.

7. По данным опроса в Германии, 30% медицинских сестер признались, что принимали участие в активной эвтаназии. Достаточно ввести чуть-чуть больше препарата или снотворного и «облегчить» таким образом страдания пациента. Однако чем старше была медсестра, тем реже она принимала в этом участие. Ведь врач должен улучшать качество жизни, а не отнимать ее. Врач, который в резюме пишет: «Спас сто человек, тридцати помог отправиться на тот свет», – не вызывает доверия, не правда ли?

8. В Голландии эвтаназия существует более десяти лет. Пациент должен дважды написать обращение с просьбой провести ему эвтаназию, а лечащий врач и специальная комиссия – подтвердить, что это терминальная стадия заболевания. После всего этого пациенту дается три месяца на раздумья. Вдруг станет легче, изменится социальная обстановка или внук родится. Но даже в самый последний момент он имеет право сказать «Стоп» и отказаться.

9. На прием к моему коллеге из частной клиники однажды пришла пенсионерка. Она миновала регистратуру и только в кабинете у врача обнаружила, что консультации в поликлинике платные. Бабушка подняла шум. Врач оправдывается: «Я ничего не могу сделать, таковы правила учреждения». Она не унимается, кричит: «Как вы можете брать с меня деньги, вы же давали Гиппократа!» Но клятву Гиппократа из современных врачей не давал никто. Иначе ни один врач не имел бы права делать аборты, например. Некоторые давали клятву врача России (статья 71 федерального закона № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». – Slon), некоторые – международную клятву врача. Но утверждение, что врач должен работать бесплатно, ни на чем не основано. Даже в клятве Гиппократа сказано: сначала помоги, потом проси благодарности. Правда, сейчас все наоборот: сначала заплати, а потом мы тебе поможем.

10. Есть права, которыми не пользуются врачи и о которых даже не догадываются пациенты. Пациент может написать официальный документ и отказаться от лечащего врача. Конечно, аргумент «у меня врач – женщина, я хочу мужчину» здесь не сработает. Единственной адекватной причиной может быть отсутствие доверия. Но это не значит, что всех врачей вашей поликлиники выстроят в ряд, как на распродаже, чтобы вы выбрали. Нового лечащего врача вам назначит администрация. Врач также может отказаться от пациента, если пациент не выполняет предписания. Например, на восемь утра у вас назначена процедура, а вы проспали. Эти права закреплены законодательством.

http://slon.ru/calendar/event/839673/
Комментарии, по рейтингу, по дате
  ППШ 16.10.2012 в 18:07:30   # 228842
  roden 17.10.2012 в 17:02:21   # 229015
"Поэтому врачи недоговаривают, пациенты слепо подписывают бумажки, а потом все вместе отправляются в суд." Палка о двух концах

  belbor 17.10.2012 в 17:22:54   # 229019
на самом деле больной лучше знает свой организм и излечение зависит от него самого, кроме экстренных случаев. В Китае отказываются лечить человека, если он по их меркам "не хочет этого", т.е. продолжает курить, вести несоответствующий образ жизни (переедание, малоподвижность, алкоголь).
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь