Греки и сербы бросают вызов «Новому мировому порядку»
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
admin 31 Мая 2012 в 16:26:06
Сотрясавшие последние месяцы Грецию и Сербию предвыборные баталии и сами результаты выборов в этих странах православной культурно-исторической традиции засвидетельствовали сохранение на Балканах двух полюсов противостояния глобалистским моделям «перестройки» европейской политической сцены.

США и Евросоюзу, несмотря на все имеющиеся в их распоряжении рычаги, не удалось ни заставить греческих политиков сформировать послушное ЕС и МВФ правительство, ни обеспечить переизбрание на новый срок «непотопляемого» президента Сербии Бориса Тадича. Более того, похоже, именно принципиальность греков – в первую очередь лидеров стремительно набирающих силу национально-патриотических партий и движений – заставила сербских избирателей засомневаться в предопределенности западных сценариев в отношении их собственной страны. Как результат – 16-процентное преимущество Бориса Тадича за считанные часы перед вторым туром превратилось в минимальную, но несомненную победу кандидата от Сербской прогрессивной партии Томислава Николича. Это заставляет с особым вниманием отнестись к общественно-политическим процессам, разворачивающимся в Греции на глазах у растерявшихся брюссельских чиновников, лидеров ведущих стран-членов ЕС и финансовой элиты.

Результаты внеочередных парламентских выборов 6 мая засвидетельствовали беспрецедентное падение популярности двух традиционных «тяжеловесов» греческой политической сцены – правой партии «Новая демократия» и Всегреческого социалистического движения ПАСОК. Они получили 18.85% и 13.18% голосов соответственно. То есть менее трети пришедших на избирательные участки греков выразили доверие двум ведущим партиям страны, в то время как на предыдущих выборах 2009 года таковых в сумме было 77%. Второе место досталось леворадикальной коалиции СИРИЗА, набравшей 16.78% голосов.

В первые дни после обнародования результатов выборов в европейских столицах мало сомневались, что ведущим греческим партиям удастся сформировать коалицию, и навязанные Афинам Евросоюзом и МВФ в конце 2011 года кредитные соглашения в обмен на драконовское урезание государственного бюджета не пострадают. Председатель Европарламента Мартин Шульц подтвердил, что «переговоры о формировании правительства в Афинах должны иметь целью уважение обязательств страны по отношению к Европейскому союзу». [1] А министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле еще безапелляционнее возгласил: «Мы (Евросоюз - П.И.) ожидаем формирования в Греции благоразумного правительства с ясной европейской ориентацией». Когда же первые попытки сформировать правящую коалицию и кабинет не увенчались успехом, глава германского МИД предупредил, что вне зависимости от исхода переговоров все прежние соглашения между ЕС и Грецией должны выполняться неукоснительно: «Это не тема для переговоров». [2]

Однако греческие политики оказались по-европейски неблагоразумными. Все попытки президента страны Каролоса Папульяса убедить лидеров прошедших в парламент партий заключить устраивающее ЕС соглашение провалились. Не помогли и две срочно созванные встречи в президентском дворце, названные газетой The Wall Street Journal «последней попыткой сформировать кабинет». [3] Коалиция СИРИЗА благоразумно отказалась от участия в любых соглашениях с терпящими политическое кораблекрушение «Новой демократией» и ПАСОК. Результаты, обнародованные 24 мая греческими социологами из Public Issue/Skai TV, позволяют леворадикальной коалиции рассчитывать на получение на предстоящих 17 июня новых выборах 30% голосов. [4] Лидер СИРИЗА Алексис Ципрас заранее заявил об отказе принять участие в последних «чрезвычайных» переговорах, организованных президентом Папульясом вечером 14 мая. По его словам, это вызвано принципиальными расхождениями по поводу политики жесткой бюджетной экономии по рецептам Евросоюза и МВФ, против которой категорически выступает СИРИЗА. Следует также иметь в виду особенности греческого законодательства, «награждающего» партию-победительницу дополнительной полусотней мест в 300-местном парламенте. В этом случае СИРИЗА может стать не просто ведущей, а единственной реальной силой в высшем органе законодательной власти.

Еще одним участником коалиционных переговоров глава государства сделал партию «Демократические левые», набравшую на выборах 6 мая 6.11% голосов. Однако ее лидер Фотис Кувелис обоснованно заметил, что в сложившейся в Греции ситуации «никакое правительство единства не может появиться» по определению. [5]

И «Новая демократия», и ПАСОК за последние месяцы так и не смогли предложить избирателям внятную долгосрочную программу преодоления кризиса в национальной экономике – если, конечно, не считать таковой соглашения, подписанные с Евросоюзом и МВФ с обещанием неукоснительно выполнять все их требования. Подобная политика по определению не может нравиться грекам, уверенным, что их страна расплачивается за финансово-экономическую несостоятельность самого Евросоюза и международных финансовых институтов. А предвыборные обещания лидера «Новой демократии» Антониса Самараса существенно снизить налоги вопреки требованиям кредиторов, несмотря на уже подписанные партией соглашения с ЕС и МВФ, вообще превратили предвыборные экономические дебаты в фарс.

Столкнувшись с упорством греков и более чем реальной угрозой победы на предстоящих новых выборах радикально-патриотических сил как левой, так и правой ориентации (к числу последних относится набравшая 6 мая 6,97% партия «Золотая заря»), западные политики и финансисты запаниковали не на шутку. Лондонская The Sunday Times поспешила заявить, что Греция окажется вынужденной отказаться от единой валюты уже спустя восемь недель, а британские банки уже «приступили к работе над сценариями дальнейших событий». [6] На кону - немалые суммы. В случае объявления греческими властями дефолта, институты Евросоюза, согласно подсчетам аналитиков германского Berenberg Bank, потеряют не менее 113 млрд. евро, а МВФ - 22 млрд. евро. Кроме того, прямые потери европейского Центробанка по греческим гособлигациям составят минимум 27 млрд. евро. Все это означает не что иное, как «финансовый инфаркт». [7] Если же, согласно неумолимой логике экономического домино, усугубятся проблемы в Португалии, Испании или Италии, тогда о дефолте впору будет задуматься самому Евросоюзу.

Der Spiegel также вынес приговор членству Греции в еврозоне, опубликовав передовую статью под названием «Адьё, Акрополь! Почему Греция должна отказаться от евро». По мнению немецких экспертов, «греки никогда не дозревали до валютного союза, и все еще не в состоянии сделать это». А, следовательно, «только выход Греции из зоны евро даст стране в долгосрочной перспективе шанс встать на свои ноги», уверен Der Spiegel. [8]

Однако последовавшее за этим решение международного рейтингового агентства Fitch понизить долгосрочный кредитный рейтинг Греции на один пункт с «B-» до «CCC» лишь засвидетельствовало панику на мировых финансовых рынках. Падение котировок 18 мая на азиатских биржах стало максимальным за период с сентября 2011 года. Аналогичные тенденции отмечены на американских торговых площадках. Причем американские инвесторы озабочены не только сохраняющейся политической нестабильностью в Греции, но и нарастающим по всей Европе «эффектом домино» - в частности, снижением рейтингов 16-ти испанских банков рейтинговым агентством Moody’s. Ранее это агентство применило аналогичную процедуру к 26-ти банкам Италии. Аналитики Banc of America полагают, что в течение первого года после гипотетического выхода Греции из еврозоны убытки зафиксируют две трети европейских банков.

Царящие на мировых финансовых рынках настроения, пожалуй, лучше других охарактеризовал аналитик южнокорейской компании Tong Yang Securities Чо Бун Хун. По его словам, «слишком сложно адекватно квалифицировать риски в Европе в плане того, какие из них станут реальностью и в какой ущерб все это выльется». [9]

Именно южнокорейские акции терпят максимальные убытки от нарастающей в Европе финансовой неразберихи. Руководители европейских институтов внешне продолжают сохранять спокойствие. Основной мотив их заявлений: Греция для еврозоны еще не потеряна, но если это и произойдет, Евросоюз справится с ситуацией. Так, глава европейского Центробанка Марио Драги уже дал понять, что хотя он лично поддерживает членство Греции в еврозоне, но не будет сохранять его любой ценой. А его предшественник на этом посту Жан-Клод Трише настаивает на проведении институтами ЕС более жесткой финансово-бюджетной политики. Выступая в вашингтонском Институте международной экономики Петерсона (Peterson Institute of International Economics) накануне саммита «Большой восьмерки», он предложил предоставить руководству ЕС право объявлять банкротами те или иные государства-члены и устанавливать наднациональный контроль над их налоговой политикой. Дескать, это позволит Евросоюзу контролировать развитие ситуации в странах с большим бюджетным дефицитом, таких как Греция, Португалия, Ирландия, Испания и Италия. [10] Однако пока шансов на принятие таких срочных, кардинальных мер немного – в первую очередь потому, что развитие ситуации приобретает все более «обвальный» характер, и за ней попросту никто не поспевает. Потому-то руководители отдела аналитики компании Charles Stanley & Co. Джереми Батстоун-Карр и говорит, что вероятность распада еврозоны «очень велика».

Последняя спасительная соломинка, за которую сейчас хватаются европейские политики и финансовые эксперты, - это предстоящие новые выборы в Греции. Расчет строится на том, что греческие избиратели, напуганные катастрофическими сценариями, все-таки одумаются и проголосуют за партии, выступающие за продолжение кредитного сотрудничества с ЕС и МВФ. «Мы с нетерпением ждем установления контакта с правительством, как только оно будет сформировано» после предстоящих выборов, заявил официальный представитель МВФ Дэвид Хоули. [11]

Теоретически такая возможность существует, но, по последним социологическим опросам, она крайне невелика. На случай же победы коалиции СИРИЗА международные эксперты уже разработали два возможных сценария развития событий. Согласно оценкам Citigroup, либо Евросоюз все-таки попытается склонить новые власти Греции к сотрудничеству с кредиторами, пообещав Афинам новые отсрочки и кредиты, либо Брюссель признает невозможным сохранять Грецию в еврозоне. Последний вариант эксперты считают наиболее вероятным. Отвечающий за европейское направление в Citigroup Юрген Михельс уже объявил предстоящие выборы в Греции «разрушительными для греческого членства в зоне евро». По мнению Citigroup, вероятность выхода Греции из еврозоны составляет 75%, а срок выхода – два месяца. [12]

Однако греков, похоже, это не очень пугает. В отличие от всемирной корпорации банкиров им нечего терять, кроме чувства национальной гордости и намерения жить в согласии с волей своего народа, а не по расчетам ЕС и МВФ. Точно так же нечего было терять на выборах 20 мая сербскому патриотическому большинству – и сербы сделали свой выбор, шокировавший Европу не меньше греческих коллизий.

Избрание новым президентом Сербии Томислава Николича стало «холодным душем» для тех, кто посчитал сербскую политическую интригу исчерпанной еще в первом туре. Неожиданное превращение 16-процентного лидерства Бориса Тадича (согласно последним обнародованным перед вторым туром социологическим опросам) в окончательную победу Николича с более чем двухпроцентным преимуществом, несомненно, войдет в историю как одно из наиболее наглядных свидетельств ненадежности предвыборных оценок. Упомянем хотя бы переданное германским информагентством DPA интервью представителя агентства CESID Джордже Вуковича, традиционно отвечающего за мониторинг сербских выборов, который объявил заранее предсказанный итоговый счет 58% против 42% в пользу Тадича. [1] Пришлось другому сербскому аналитику – Слободану Антоничу – заявить в эфире государственной телекомпании RTS уже по горячим следам второго тура об «избирательном землетрясении» и «совершенно неожиданном результате». [2]

Всё это навело даже некоторых сербских аналитиков на то предположение, что и сами подобные оценки, и последующее развитие событий были частью более масштабного геополитического сценария, изначально предполагавшего согласие Запада на замену Тадича запасной фигурой, дабы пресечь возможные расследования многочисленных обвинений о фальсификациях в ходе первого тура. Многие сербские эксперты с изумлением заметили, что при сопоставлении числа избирателей, зарегистрированных для участия в первом туре (7.026.579 человек), с численностью всего населения Сербии по оценкам 2011 года – 7.120.666 человек – выходило, что в стране практически нет несовершеннолетних. Более того, несмотря на ежегодно фиксируемую статистикой убыль населения в 30 тысяч человек, количество избирателей росло со скоростью 40 тысяч человек в год. [3]

Обнародованное 20 мая в Интернете за три часа до закрытия избирательных участков в Сербии поздравление Томислава Николича, составленное от имени председателя Европейского совета Хермана ван Ромпея и главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу, дало почву и для вышеуказанных предположений, и для представления о политической лихорадке, охватившей в те часы Брюссель. Скандальное поздравление вскоре исчезло с сайта Еврокомиссии и появилось вновь уже утром 21 мая. [4] А стремительное сокращение зарегистрированных избирателей ко второму туру до 6.771.479 человек выглядело неуклюжей попыткой привести скандальные цифры хоть в какое-то соответствие с реальностью.

Как бы то ни было, и Россия, и ЕС, и весь мир теперь будут иметь в Сербии дело с новым президентом, который в предыдущие годы отметился, надо сказать, рядом взаимоисключающих заявлений и обещаний по таким ключевым для сербской политической жизни вопросам, как проблема Косова, отношения с Москвой и судьба сербской еврозаявки. И сейчас представляется более важным отвлечься от предвыборных деклараций бывшего активиста антизападной Сербской радикальной партии, чтобы внимательно проанализировать его первые шаги на новом посту.

Главным из таких шагов, безусловно, стал его визит в Россию 26 мая в качестве избранного президента на съезд партии «Единая Россия». Сербских прогрессистов связывают с ведущей российской политической силой соглашения о межпартийном сотрудничестве. Визит ознаменовал и новый шаг в межгосударственном сотрудничестве, учитывая состоявшуюся встречу Т.Николича с президентом России В.Путиным. Предваряя визит избранного сербского президента, руководитель делегации Госдумы в Межпарламентском союзе, представитель «Единой России» Александр Бабаков подчеркнул в интервью агентству ИНТЕРФАКС, что знает Томислава Николича «как последовательного сторонника сближения с Россией». Он уверен, что после президентской инаугурации Николич «останется верен принципам дружбы и партнерства наших стран». Российско-сербское сотрудничество имеет большие перспективы, в том числе по строительству газопровода «Южный поток», которое начнется в конце 2012 года, отметил Александр Бабаков. [5] Сам Николич еще до выборов в интервью российскому агентству ИТАР-ТАСС пообещал, что в случае его прихода к власти «отношения Белграда и Москвы изменятся к лучшему». [6]

Какие предварительные выводы можно сделать из визита Томислава Николича в Москву? Обращает на себя внимание сдержанность нового сербского президента в оценках по сравнению с более четкими характеристиками российско-сербского сотрудничества, данными В.Путиным. Последний напомнил, что Россия еще в 2010 году предоставила сербской стороне кредит в размере 200 миллионов долларов и готова сейчас выдать второй транш в размере 800 миллионов долларов. «Кредит должен быть предоставлен на развитие инфраструктурных проектов. Российская сторона готова к реализации. Мы ждем от наших партнеров в Сербии конкретных предложений по технико-экономическому обоснованию предлагаемых к реализации проектов в Сербии. Просил бы Вас, уважаемый господин Президент, дать соответствующий импульс вновь создаваемым управленческим, исполнительным структурам», - подчеркнул В.Путин. [7]

Ответ Николича был довольно обтекаемым. «Мы сделаем, - пообещал он, - все необходимое для того, чтобы Сербия предоставила хорошие проекты для реализации кредита, который дает Россия», но не упомянул в связи с этим ни об участии своей страны в реализации проекта «Южный поток», ни о других проектах, ранее уже согласованных и утвержденных на межгосударственном уровне.

Еще более осторожными выглядят заявления, прозвучавшие из уст Томислава Николича по ключевой для судеб сербской национальной государственности косовской проблеме. В ходе встречи с российским президентом он поблагодарил за «поддержку, которую Россия предоставила Сербии, особенно что касается сохранения суверенитета Сербии в Косово и Метохии». Однако Николич тут же дал понять, что не считает, что переговоры Сербии с ЕС имеют какое-то отношение к косовскому вопросу. Он подчеркнул, что намерен «выстраивать страну по тем правилам, которые есть в Европейском союзе». «Я до сих пор еще не слышал, что есть такое условие, что мы должны признать независимость Косово и Метохии», - заявил избранный президент.

Развивая последний спорный тезис, противоречащий многочисленным заявлениям официальных представителей Германии и других государств-членов ЕС, Николич в интервью российским СМИ пообещал прояснить данный вопрос в ходе визита в Брюссель, запланированного на 13 июня. Кроме того, он заявил, что намерен лично принимать участие в переговорах, проходивших при его предшественнике между Белградом и Приштиной под эгидой Евросоюза. «Что касается настоящих переговоров между Сербией и институтами власти в Приштине, я, еще будучи в оппозиции, требовал, чтобы они велись на высшем уровне. Чтобы президент и премьер не прятались за министерскими чиновниками», - подчеркнул Т. Николич. А его ссылка на то, что «Конституция не позволяет вести речь о независимости Косово и Метохии без того, чтобы узнать мнение граждан страны на референдуме», сопровождалась словами о том, что «очевидно, что мы уже не можем править в Приштине, но очевидно также и то, что и Приштина не может править в Косовской Митровице». [8] Подобная констатация означает не что иное, как завуалированное согласие на раздел сербского края, хотя в поддержке такого решения лидер прогрессистов ранее замечен не был.

Наряду с тем, безусловно, отрадным фактом, что избранный президент Сербии вопреки своим прежним планам совершил свой первый визит в новом качестве все-таки в Москву, а не в Берлин, надо констатировать, что прежние заявления о приоритетном развитии новым сербским лидером стратегических отношений с Россией пока не находят соответствующего продолжения. В обещаниях Николича, скорее, присутствует стремление соблюсти максимальный баланс во взаимоотношениях между Россией и Европейским союзом – при несомненном сохранении в качестве ключевой задачи унаследованного от своего предшественника курса на интеграцию в ЕС. Ссылки же на волю народа в вопросе о территориальной целостности Сербии размываются обещанием «выстраивать страну» по правилам Евросоюза. А, как известно, одним из важнейших правил Брюсселя в отношении Сербского государства является его регионализация, открывающая прямой путь к сецессии не только Косово и Метохии, но и Воеводины, и Прешевской долины, и Санджака.

Анализируя содержание переговоров Томислава Николича в Москве, можно придти к неожиданному выводу, что Владимир Путин является «бОльшим сербом», чем избранный президент Сербии. Теперь уже только от самого Николича зависит объективная оценка западных геополитических сценариев, отводящих его стране весьма незавидную роль. В противном случае его патриотические обещания рискуют плавно перерасти в продолжение политики Бориса Тадича – к вящему удовольствию Вашингтона и Брюсселя и разочарованию проявивших 20 мая редкостную принципиальность сербских избирателей.

http://www.fondsk.ru
Комментарии, по рейтингу, по дате
  Этнограф 31.05.2012 в 23:45:27   # 201317
Греки и сербы - молодцы!
  Гость 01.06.2012 в 00:15:52   # 201327


  Гость 01.06.2012 в 18:22:58   # 201557
  Гость 01.06.2012 в 18:29:00   # 201559
  Гость 01.06.2012 в 18:50:08   # 201563
Не надо Греков оскарБЛЯТЬ !не надо !Чем в турции ушлепков кормить которые Вас травят приезжайте к НАМ отдыхать,,МЕТАКСУ дегустировать ВеЛ КоМ !
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь