Казахстан – «кот в мешке» для ОДКБ?
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
serzh wodian 12 Января 2012 в 09:25:03
Одной из самых обсуждаемых за последний месяц на постсоветском пространстве остается ситуация вокруг бунта нефтяников в казахстанском городе Жанаозен. Выдвигаются различные причины прошедших беспорядков – от перегибов на местах до причастности западных спецслужб, прогнозируются определенные их последствия. Особую актуальность данное событие приобрело на фоне состоявшихся в России неформального (юбилейного) саммита стран СНГ, заседания Совета коллективной безопасности (СКБ) Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), а также саммита Евразийского экономического совета. При этом президент Казахстана Нурсултан Назарбаев не только принял участие во всех вышеперечисленных мероприятиях, но и возглавил СКБ ОДКБ, ведь председательство в организации в 2012 году перешло официальной Астане. А очередные инициативы казахстанского лидера по повышению статуса и дееспособности Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ также обсуждались не спроста.

Для начала попытаемся разобраться в причинах и условиях, способствовавших погромам на юго-западе Казахстана, ведь они явились фактически катализатором судьбоносных решений в рамках прошедшего саммита ОДКБ. Насколько адекватными можно считать действия казахстанских властей в данной ситуации? Есть ли основания говорить о том, что в республике кто-то пытается реализовать сценарий «арабской весны»? Все это вопросы, на которые хочется получить ответ.

Беспорядки

«Сегодня, 16 декабря 2011 года в городе Жанаозен Мангистауской области вследствие преступных действий группы лиц произошли массовые беспорядки. В частности, было сорвано проведение праздничных мероприятий на центральной площади города, расставленные по случаю Дня независимости юрты и переносная сцена подверглись разрушению. Двум сотрудникам полиции нанесены телесные повреждения» (из заявления Генеральной прокуратуры Казахстана).

В беспорядках приняли участие бывшие сотрудники нефтяной компании и молодежь, вооруженная палками и «коктейлями Молотова». При подавлении протестных акций погибли 15 человек. 17 декабря в Жанаозене введено чрезвычайное положение. В школах города досрочно начались зимние каникулы.

Конфликт между нефтяниками компаний «Озенмунайгаз» и «Каражанбасмунай», с одной стороны, и их работодателями – с другой в Мангистауской области продолжается более трех лет. Последние полгода в Жанаозене (до 1992 года – Новый Узень) бастовали работники местного предприятия «Озенмунайгаз».

Справка

«Озенмунайгаз» – дочерняя компания АО «Разведка Добыча Казмунайгаз» (входит в состав государственной нефтегазовой компании «Казмунайгаз»), осуществляющая разработку месторождения Узень (годовой объем добычи – 6,3 млн тонн). Другое месторождение бассейна – Каражанбас – эксплуатирует «Каражанбасмунай» (по 50% принадлежит АО «Разведка Добыча Казмунайгаз» и китайской CITIC).

Часть персонала отказалась выходить на работу, требуя повышения зарплат (точнее, чтобы при начислении зарплат учитывались повышающие коэффициенты). Работодатель требования бастующих счел необоснованными. Многие из участников забастовки были уволены «за отсутствие на рабочем месте без уважительной причины». При этом бывшие сотрудники продолжали акции протеста. По привычке их называли «бастующими», хотя фактически речь шла уже не о забастовке, а о попытке вернуть себе рабочие места.

В марте 2010 года сотрудники «Озенмунайгаза» уже объявляли забастовку, протестуя против перехода на новую систему оплаты труда. Вплоть до 18 марта на работу не выходило, по официальным данным, от 1,5 до 3,8 тыс. человек из 9,1 тыс. В результате переговоров была удовлетворена большая часть требований протестующих, глава компании Багыткали Бисекенов ушел в отставку.

2 августа в Жанаозене на нефтесервисном предприятии ТОО «Мунайфилдсервис» – подрядной организации АО «Разведка Добыча Казмунайгаз» – был найден убитым профсоюзный активист Жаксылык Турбаев.

9 августа городской суд Актау приговорил юриста профсоюза «Каражанбасмунай» Наталью Соколову к шести годам лишения свободы за «возбуждение социальной вражды» и «нарушение порядка организации и проведения собраний, митингов, пикетов, уличных шествий и демонстраций».

По состоянию на 1 сентября 2011 года из-за участия в незаконных акциях протеста были уволены 991 работник филиала «Озенмунайгаз» и 993 работника АО «Каражанбасмунай».

Версии

Версия о том, что беспорядки в Жанаозене – провокация, подстроенная властями, – появилась довольно быстро. Ее сторонники утверждают, что силовым структурам нужен был повод для разгона мирной акции протеста, а обострение обстановки, соответственно, было на руку властям. Ведь ситуация может быть использована ими и как повод для «закручивания гаек» перед предстоящими 15 января 2012 года парламентскими выборами, например, для «антитеррористической» блокировки Интернета или давления на оппозицию. Тем более что за пару дней до беспорядков некоторые из оппозиционных газет сообщили о том, что бастующие вроде бы собираются выдвинуть требования политического характера (потребовать отставки Н.Назарбаева).

Версия, согласно которой беспорядки на юго-западе Казахстана – это попытка реализовать в республике сценарий «арабской весны», также не заставила себя ждать. Митинги, перерастающие в беспорядки, это, ведь, непременный атрибут «революций». Убитые и пострадавшие при этом объявляются «жертвами режима», а факт гибели людей используется для обоснования «революционной борьбы».

Отдельные эксперты также не исключают причастность к событиям спецслужб западных государств, целью которых является дестабилизация обстановки в Казахстане в интересах отрезания Китая от энергоресурсов, ослабление южных рубежей России, дезинтеграция Таможенного союза и недопущение создания Евразийского экономического союза. В этой связи советник Н.Назарбаева Ермухамет Ертысбаев отметил, что к беспорядкам в Жанаозене «могли приложить руку и внешние силы». «Судя по очень четкой организации, железной дисциплине, это, вне всякого сомнения, тщательно спланированная и хорошо профинансированная, на мой взгляд, акция», – добавил он.

В пользу «революционной» версии указывает и тот факт, что в беспорядках участвовала молодежь, которая к бастующим нефтяникам не имела никакого отношения (сами бастующие признавали, что в их рядах оказались неизвестные люди, которые провоцируют дальнейшее противостояние), а также то, что многие протестующие оказались вооружены «коктейлями Молотова» (по утверждению прокуратуры – еще и огнестрельным оружием). Об этом можно судить и по акциям солидарности с жителями Жанаозена в областном центре Актау, где группа граждан потребовала отставки казахстанского президента.

Не исключался вариант, что за беспорядками стоят внутренние силы, представители элитных кланов, в том числе и с западных областей, которые таким образом хотят продемонстрировать Н.Назарбаеву, насколько силен протестный потенциал запада, и что его приемником должен быть именно западник. По мнению российских независимых экспертов, эта версия выглядит наиболее предпочтительной.

Учитывая то, что для жесткой президентской вертикали в Казахстане любые альтернативные центры власти на местах являлись помехой, интересы региональных элит довольно часто игнорировались как в кадровых вопросах на местах, так и с точки зрения распределения ресурсов. Даже Сенат, верхняя палата парламента, который, по идее, должен был отражать интересы регионов, больше формировался как дополнительная подушка безопасности для президента. Но, что самое интересное, ведь жесткой вертикали, особенно на местах, уже нет. Есть двоевластие, где одну сторону представляет назначаемый президентом аким, а другую – теневые хозяева региона. Первые сильно не напрягаются и тянут с собой своих «варягов», которых сажают на доходные региональные кормушки. А вторые активно пытаются сохранить свое и уменьшить аппетиты «чужаков». Именно поэтому еще во время многомесячной забастовки нефтяников в этом году версия о том, что здесь могли быть замешаны представители местных элит, была одной из самых обсуждаемых и поддерживаемых.

Что поделать, но казахская политическая система имеет все классические черты авторитарной системы. И, следовательно, она имеет все «классические болячки» таких систем, а именно – отсутствие «клапанов» (в виде тех же открытых выборов), которые помогали бы выпускать часть накопившегося социального «пара». Ведь, если у человека нет доверия к власти и он не может выразить свой протест через избирательный бюллетень в руках, а также не может найти поддержку в лице партий, профсоюзов или неправительственных организаций, которые слабы и аффилированы, то есть соблазн заявить о себе через «коктейль Молотова». Кстати, как показали события в Жанаозене, именно это заставило власти сдвинуться с места и приняться за решение проблем (смена руководства, решение о трудоустройстве уволенных). Таким образом, если многомесячные забастовки нефтяников первоначально имели в основном социально-экономические требования, то последовавший затем бунт был уже политическим вызовом системе.

Отдельно стоит остановиться на теме роста экстремистских идей в Казахстане, которые вылились в террористические акты. Это действительно серьезная проблема, так как речь идет уже о ее внутренних корнях. Кстати, некоторые казахстанские политологи в жанаозенских событиях увидели экстремистский след. Версия интересная хотя бы потому, что в стране уже завершилась трансформация отдельных протестных групп в сторону их большей радикализации. «И действительно настораживает то, что среди участников беспорядков в Жанаозене было много молодежи. Это значит, что социальная база для их рекрутирования в более радикальные организации уже существует. Отсюда вытекает еще одна проблема – отсутствие более или менее достоверной информации по поводу того, какой процент протестного населения есть в стране и какой процент из этого процента является сторонниками радикальных идей экстремистского толка. Ведь теракт опасен не только своими разрушительными последствиями и жертвами, а и тем, что становится моделью для подражания у тех протестных групп, которые первоначально делали ставку на иные формы протеста. Все это говорит о том, что не только у власти, но и у слабой демократической оппозиции Казахстана появились конкуренты с точки зрения влияния на протестные слои населения», – утверждает Досым Сатпаев, казахский политолог, директор «Группы оценки рисков».

Каждая из озвученных версий имеет право быть – причины и последствия одних оказывают влияние (прямое и косвенное) на другие, а те в свою очередь могут оказать воздействие на последствия и предпосылки предыдущих, а также будущих.

Прежде чем склоняться к той или иной озвученной версии причин и истоков беспорядков в Жанаозене, а также какие силы за ними стоят, необходимо учитывать и другие факты.

Благополучие до событий

За двадцать лет независимости на территории Республики Казахстан не было ни одного кровавого конфликта. Поэтому для многих стало шоком то, к чему привели забастовки нефтяников. Особенно, учитывая, столь заметные политические и экономические успехи государства в последнее время, ведь Казахстан является лидером в Центрально-азиатском регионе. Его экономика в 2011 году перегнала экономику Украины.

Полсотни лет назад в республике самих казахов было не более трети населения. Сейчас государству удалось повысить эту долю до 50%, в частности благодаря специальной программе предоставления финансовой помощи и льгот переселенцам.

Для предпринимателей в Казахстане установлена мягкая система налогообложения. К примеру, налог на прибыль в стране – 15%, подоходный – 12%. Остальные – тоже существенно ниже, чем у стран-партнеров по СНГ.

Президенту страны есть чем гордиться. Средняя зарплата казахстанца достигла 600 долларов, в стране проводится масштабная индустриализация, пришли иностранные инвесторы с мировыми именами. «Сегодня наш резерв – около 80 миллиардов долларов!» – заявляет Н.Назарбаев.

И эти все успехи «одним росчерком пера» могут кануть в лета – достаточно маленькой «искорки» в виде протестных акций, начало которым было положено в Жанаозене. Это хорошо понимает казахстанское руководство, зная какие последствия в социально-экономической сфере для населения государств Ближнего Востока принесла «арабская весна».

Наиболее показательным в этом отношении является Ливия. Граждане страны в результате революции лишились 730 долларов США в качестве пособия по безработице, ливийские медсестры лишились 1000 долларов зарплаты, новобрачные недосчитаются 64000 долларов в качестве подарка от государства на покупку квартиры, ливийские водители не смогут заправляться по 0,14 долларов за литр топлива, студенты Ливии не смогут бесплатно обучаться, а пациентам учреждений здравоохранения придется отныне платить за лечение.

В этой связи для Н.Назарбаева очередное «отчетно-выборное» мероприятие на уровне глав стран-членов ОДКБ стало очень даже кстати в целях возможного решения внутренних проблем Казахстана за счет ресурсов Организации.

Саммит ОДКБ

Итак, в Москве 20 декабря завершился саммит ОДКБ, в рамках которого были приняты ключевые решения по вопросам размещения военных баз на территории стран-участниц договора, организации и деятельности КСОР и другим направлениям.

Председательство в ОДКБ от Беларуси перешло к Казахстану. Председателем СКБ Организации в 2012 году стал казахский президент Н.Назарбаев. Однако Объединенный штаб по-прежнему доверено возглавлять начальнику Генерального штаба белорусских Вооруженных Сил генерал-майору Петру Тихоновскому.

Принимая эстафету председательства в Организации, Казахстан озвучил свои приоритеты, среди которых – защита информационного пространства государств-членов ОДКБ, дальнейшее развитие и укрепление КСОР, коллективная защита воздушного пространства Центрально-Азиатского региона, а также усиление борьбы с наркобизнесом. Н.Назарбаев также отметил, что определение современного облика сил и средств коллективной безопасности является «одним из важных направлений деятельности ОДКБ», которое, в свою очередь, «должно оказать прямое влияние на развитие оборонных предприятий государств-участников Организации, их техническое переоснащение, на развитие научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в военной сфере».

Лидеры стран-членов блока договорились размещать военные базы третьих держав только с согласия партнеров по Организации. Принятые на заседании документы предусматривают изменения, касающиеся размещения на территории государств-членов ОДКБ объектов военной инфраструктуры стран, не входящих в Организацию, при отсутствии официальных возражений других государств-членов. Эти договоренности дают России возможность воспрепятствовать размещению авиабаз США в Таджикистане или Узбекистане.

Также было оформлено решение, принятое ранее в этом году, – отныне КСОР могут привлекаться для подавления мятежей внутри одной из стран-участниц КСОР. Подписано решение об утверждении Положения о порядке реагирования государств-членов ОДКБ на чрезвычайные ситуации.

Ранее основной задачей КСОР являлось реагирование на акты внешней агрессии. Необходимость их использования и против внутренних угроз вновь стала актуальной после массовых волнений в Западном Казахстане.

Кроме того, Россия, Беларусь и Казахстан разработали алгоритм действий при возникновении кризисных ситуаций и экономического давления на саммите Евразийского экономического совета.

Также государства-члены ОДКБ обеспокоены влиянием современных информационных технологий и намерены продолжить укреплять оборону в киберпространстве, то есть бороться с «twitter-революциями». Не случайно, что были достигнуты договоренности об оснащении КСОР и организации подготовки сил специального назначения в их составе.

Отметим, что на народные волнения в Мангистауской области президенты практически не отреагировали. Например, Дмитрий Медведев заявил, что его «гораздо в большей степени волнует общая ситуация в мировой экономике, в мировых финансах, а также ситуация в зоне евро», а события, «которые происходят на территории наших государств», не должны отражаться на интеграционных процессах.

Несмотря на заявление генерального секретаря ОДКБ Н.Бордюжи о том, что Казахстан в силах самостоятельно справиться с ситуацией в городе Жанаозене и необходимости включения механизмов Организации для ее урегулирования нет, не исключается применение КСОР для этого по просьбе казахстанского президента. В этой связи именно Казахстану предстоит разработать в свое председательствование в ОДКБ порядок применения указанных сил для подобных целей.

С другой стороны вызывает некоторое удивление, что именно Казахстану, который еще недавно считался благополучной страной, а сегодня у него «рыльце в пушку», поручено разобраться со столь специфической задачей. Ведь внутренняя нестабильность – это подрыв авторитета ОДКБ и реальный тормоз принятия решений на уровне Организации. Кроме того, не стоит забывать, что многие инициативы Республики Беларусь в период ее председательствования в ОДКБ в 2011 году, в том числе и связанные с применением КСОР, почему-то не находили понимания у Казахстана. Не мог Н.Назарбаев повлиять и на своего узбекского коллегу, чтобы тот обеспечил ратификацию своим парламентом ряд принятых Организацией соглашений и протоколов.

Станут ли КСОР внутренними войсками ОДКБ?

Прежде чем говорить, на решение каких задач должно быть сконцентрировано внимание КСОР ОДКБ – реагирование на внешние угрозы государств-членов Организации, как это позиционировалось при создании данных сил, или все-таки на разрешение внутренних конфликтов, как этого хочет Н.Назарбаев, необходимо разобраться, откуда сегодня исходят и могут исходить в будущем угрозы как в целом для ОДКБ, так и ее стран в отдельности.

Безусловно, недавние беспорядки в Казахстане наталкивают отдельных политиков на «проталкивание» определенных решений на межгосударственном уровне. В этой связи не исключается, что дальнейшее развитие КСОР будет частично направлено на выполнение полицейских функций и подавление протестных выступлений на территории государств-членов ОДКБ. Руководители стран, напуганные киргизскими и казахскими событиями, возможно, предпочтут привлечение сторонних сил, в частности КСОР, для проведения непопулярных в стране мероприятий по подавлению антиправительственных мятежей или народных беспорядков.

В то же время хотелось бы обратить внимание на более весомые вызовы и угрозы, с которыми уже сталкиваются отдельные государства-члены Организации. Это, прежде всего:

наращивание вооруженных сил, вооружений и военной активности НАТО на границах ОДКБ и Союзного государства Беларуси и России;

увеличение количества крупномасштабных военных учений Альянса в Польше и странах Балтии с целью урегулирования кризисных ситуаций в регионе, по единому замыслу и плану, против «придуманного государства, нежелающего делиться своими природными ресурсами», с привлечением разнородных сил и средств, гражданских структур, подразделений психологических операций и киберборьбы, использованием тяжелой бронетехники;

совершенствование военной инфраструктуры в Польше и странах Балтии под стандарты НАТО в интересах приема и размещения крупных контингентов войск (аэродромов, портов, железных и автомобильных дорог, полигонов);

принятие руководством Альянса дополнительных планов обороны для Польши и стран Балтии от «угрозы с Востока» (хотя НАТО никогда не оборонялось, а действовало превентивно);

строительство американской системы ПРО в Европе без учета интересов и игнорирования инициатив России (планы по размещению: ракет SM-3 морского базирования в акваториях Средиземного и Балтийского морей, наземного – на территории Польши и Румынии; РЛС в Турции и Грузии);

территориальные притязания Германии, Литвы, Эстонии, Финляндии, Норвегии и Японии к России, в том числе имеющие целью получить доступ к российским природным ресурсам (Арктический шельф, акватории Курильских островов);

розыгрыш «карты поляка» и истерия Польши по поводу «давления» со стороны белорусских властей на нелегитимный Союз поляков на Беларуси, по своей сути являющиеся такими же польскими территориальными притязаниями к официальному Минску;

до сих пор неразрешенный Нагорно-карабахский конфликт, разногласия по которому между Арменией и Азербайджаном могут повлечь конфронтацию по линии ОДКБ-НАТО (между официальным Баку и Турцией (член Альянса) заключен договор, в соответствии с которым агрессия против одного из государств будет рассматриваться как агрессия против обоих);

не снижающийся уровень напряженности в отношениях России и Грузии на фоне последствий грузино-югоосетинского конфликта 2008 года;

высокая вероятность распространения терроризма и религиозного экстремизма с территории Афганистана и Пакистана в Центрально-азиатский регион.

То есть реальных угроз стратегического уровня для государств-членов ОДКБ предостаточно. К сожалению, современный ход событий подталкивает руководителей государств-членов Организации к превращению ОДКБ, создававшейся в свое время как противовес военно-политическому блоку НАТО, в своеобразную полицейскую структуру, которой будут чужды вопросы внешней безопасности. И к глубокому разочарованию такой вариант событий имеет право на жизнь. Тогда закономерен вопрос – а кто тогда будет реагировать на внешние угрозы? И зачем тогда государствам нужны свои собственные полицейские силы?

Прежде всего, КСОР должны оправдывать то свое предназначение, определенное их названием, – оперативно реагировать на внешние угрозы. Показательным примером этому являются успешно функционирующие силы реагирования Евросоюза и силы первоочередного задействования НАТО. В противном случае КСОР можно переименовать в «коллективные полицейские силы ОДКБ».

Согласитесь, не хотелось бы, чтобы назначенные национальные контингенты России и Беларуси, в том числе и военнослужащие 103 прославленной гвардейской мобильной бригады (г. Витебск), выделенные в состав КСОР, были отправлены на подавление народных волнений куда-нибудь в Среднюю Азию. Это им престижа и необходимых морально-боевых качеств, конечно же, не принесет. Поэтому подождем развития дальнейших событий.

В некотором роде сегодня Казахстан расценивается как «кот в мешке» для ОДКБ. По всей видимости, годы благосостояния для казахстанцев уже канули в лета. Многонациональную, богатую природными ресурсами страну начинают подогревать изнутри. Это и клановые противостояния и силы извне. Все это, соответственно, влечет за собой жесткую реакцию существующей политической верхушки. Именно поэтому видится лоббирование Казахстаном на уровне ОДКБ более насущных ему решений, которые позволят обеспечить борьбу именно с внутренними оппонентами власти, а не предотвращение внешних угроз.

Период председательствования официальной Астаны в Организации в 2012 году может оказаться весьма непредсказуемым, несущим в себе бремя сугубо личных интересов, которые могут быть возложены на еще неокрепшие плечи государств-членов ОДКБ.

Автор: Дмитрий Алешкевич
http://www.belvpo.com/6346.html
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь