МиК: У журналистов Казахстана нет возможностей для создания профессиональных объединений и членства в них
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
admin 26 Марта 2009 в 17:19:31
Журналисты Казахстана, испытывающие трудности из-за запрета на какие-либо коллективные действия, не могут организовать свои профсоюзы.

По утверждению журналистов Казахстана, в своей работе им приходится сталкиваться с препятствиями со стороны работодателей, цель которых – лишить журналистов возможности образовывать профессиональные объединения и запрет критики в адрес властей.
80 процентов газет, теле- и радиостанций Казахстана находятся в частной собственности, однако это не означает их полную независимость.
Хорошие отношения с властями, по мнению владельцев таких СМИ, являются залогом существования их бизнеса. Именно поэтому они делают все возможное, чтобы не портить с ними отношения. В этой связи журналистам рекомендуется не писать критические статьи и не освещать деятельность политической оппозиции.
Журналист из города Тараза на юге Казахстана по имени Ержан объясняет, что для владельцев СМИ (которые, помимо всего прочего, имеют и другие деловые интересы), если они не хотят никаких проблем при ведении своего бизнеса, очень важно поддерживать связи с властями на местном и национальном уровнях.
«Я понимаю нашего учредителя: у него свой бизнес, свой покровитель в «верхах», - говорит журналист. «Кто же оттолкнет кормящую руку?» – говорит Ержан.
По утверждению Ержана, ему, как и другим журналистам по всей стране, запрещают становиться членом каких-либо профессиональных объединений.
По мнению Тамары Калеевой, возглавляющей Международный Фонд защиты свободы слова «Адил соз», запрещая журналистам вступать в профессиональные объединения и другие организации, работодатели злоупотребляют положением трудового договора, целью которого является запрет внештатной деятельности журналистов, чтобы те не могли писать статьи для СМИ-конкурентов.
«Это происходит повсеместно. Таких случаев очень много», - говорит Калеева.
Глава «Союза журналистов» Сейтказы Матаев подтверждает, что ищущим работу журналистам практически ничего не остается, как отказаться от своего права вступать в профессиональные объединения.
Хотя его объединение и носит название «Союз журналистов», Матаев отмечает, что СМИ Казахстана не хватает полноценно функционирующего и признанного профсоюза.
«Для того чтобы отстаивать права журналистов, нужен профсоюз, а его нет. Все попытки создать такую организацию встречали отпор со стороны работодателей», - говорит Матаев.
Журналист также утверждает, что в условиях отсутствия подобных профсоюзов его организация пытается оказывать поддержку обращающимся за помощью журналистам.
Розлана Таукина, глава фонда «Журналисты в беде» отмечает, что идея о создании национального союза журналистов оказалась обреченной на неудачу, «так как владельцы и учредители СМИ запретили своим сотрудникам участвовать в подобных организациях».
По словам Таукиной, руководство СМИ, например, газет «Время» и «Новое поколение», а также телеканалов КТК, «Рахат» и НТК, запрещает своим сотрудникам даже просто посещать мероприятия, организуемые фондом «Журналисты в беде».
Помимо запрета для журналистов учреждать свои организации, многие СМИ устанавливают неофициальную, но тем не менее весьма жесткую форму цензуры.
Владельцы СМИ опасаются, что их журналисты могут нанести ущерб имиджу властей, в результате чего может пострадать их бизнес. Их озабоченность также частично вызвана законодательством Казахстана о СМИ, одного из наиболее суровых на территории стран бывшего Советского Союза.
Журналисты могут подвергнуться преследованию за оскорбление президента и других должностных лиц. Под гриф государственной тайны подпадают подробности частной жизни, здоровья и финансовых дел президента.
Закон о средствах массовой информации Казахстана, принятый в 1999 году, пережил большое количество изменений, и каждое из них только усиливало государственный контроль. Последней инициативой стал обсуждавшийся парламентом в прошлом месяце законопроект о более строгом контроле за материалами, публикуемыми в Интернете.
По утверждению журналистов, на практике их работу больше ограничивают внутренние правила, установленные владельцами СМИ, нежели сам закон. Неверно заданный чиновнику вопрос может стоить журналисту его работы.
В качестве примера можно привести недавнее происшествие с Лукпаном Ахмедьяровым, журналистом из Уральска на северо-западе страны, потерявшим работу из-за вопроса, который он задал местному губернатору.
На пресс-конференции в январе этого года Ахмедьяров, редактор новостей на частном телеканале ТДК-42, задал вопрос губернатору Западно-Казахстанской области Бактыкоже Измухамбетову о том, намеривается ли фирма, принадлежащая родственнику губернатора, подавать заявку на тендер в одном из государственных строительных проектов.
Губернатор назвал данный вопрос «неэтичным и грязным» и заявил, что его родственники имеют такое же право, как и другие люди, принимать участие в тендерах, финансируемых государством.
В своем интервью IWPR Ахмедьяров заметил, что после данного инцидента учредитель канала Серик Мергалиев сделал ему выговор за поведение, «наносящее урон интересам телевизионной компании».
«От меня потребовали написать заявление об увольнении по собственному желанию. Я отказался», – сказал журналист.
По словам Ахмедьярова, его понизили с должности редактора до обычного репортера. Он отказался подписать согласие с данным решением и просто перестал ходить на работу. В данный момент Ахмедьяров работает свободным журналистом, хотя приказа об увольнении нет.
Несколько НПО по защите прав СМИ, в том числе и «Журналисты в опасности» и «Союз журналистов», написали письмо министру культуры и образования, где выразили обеспокоенность данным случаем. Однако ответа на данное письмо так и не последовало.
По утверждению Тамары Калеевой из фонда «Адыл Соз», деятельность многих журналистов оказалась настолько в строгих рамках неписаных правил, что практически это означает самоцензуру. На редакторских собраниях и в личных беседах руководство частных СМИ ясно дает понять, какие темы являются запретными. В случае нарушения журналистом таких запретов ему делается предупреждение.
«У меня трудовое соглашение с работодателями, в нем никаких запретов не прописано, но ни смотря на это, каждый журналист, работающий в нашей газете знает, что можно писать, а что нельзя», – говорит журналист по имени Талгат из Усть-Каменогорска на северо-востоке Казахстана.
«Мы не критикуем президента и его команду, такие материалы даже предлагать бесполезно – не опубликуют. Местные власти тоже если и критикуют, то очень осторожно. То есть существуют негласные табу, если будешь нарушать эти правила, то найдут повод тебя уволить, а работы лишаться никто не хочет».
Ержан из города Тараза отмечает, что «наш учредитель любит повторять, что мы не оппозиция, мы – законопослушные граждане».
Он говорит, что журналистам дали четкие указания о степени критики их статей. «Поэтому наша газета, если критикует, то директоров школ, главврачей больниц, чиновников низшего звена, да и то это бывает очень редко».
В качестве примера большого нежелания владельцев СМИ раскачивать лодку Ержан приводит случай с редактором оппозиционной газеты Рамазаном Есергеповым, задержанным в январе, после того, как он опубликовал письмо, по всей видимости написанное сотрудниками секретных служб.
По словам Ержана, хотя Есергепов был арестован в Таразе, местные СМИ сообщили об этом последними.
Журналист из Шымкента, что так же на юге Казахстана, отмечает, что ему были даны предписания не критиковать чиновников и не публиковать материалы, содержащие негативную информацию об их деятельности.
Он также вспоминает, как недавно обнаружил доказательство возможного нарушения, совершенного официальным лицом, однако получил указание «оставить это дело в покое».
Журналист также отметил, что ему разрешили критиковать за грязь на городских улицах и рынках, а также поведение сотрудников ГАИ. Однако, относительно того, что идет выше этого уровня, журналисту сказали “не трогать, если хочешь дальше работать ”.
В результате, по словам журналиста, частные СМИ в большинстве случаев напоминают государственные СМИ.
«За последние пять-шесть лет мы настолько изменились, что по тональности освещения нашей жизни мало, чем отличаемся от государственных СМИ, - признается журналист. – Может быть, мы чуть сдержанней в своих восторгах в адрес президента, партии «Нур Отан» и руководства региона».
По словам Таукиной, ее организация «Журналисты в опасности» все чаще сталкивается со случаями, когда журналисты Казахстана просят помощи, когда оказываются под давлением властей.
«Для устранения такой тенденции нужен закон о СМИ, который не будет переписываться, - считает Таукина. – Нужны твердые установки, по которым профессиональная деятельность журналиста должна быть защищена». Действующее на данный момент строгое законодательство делает необходимость существования профсоюза более насущной, отмечает Таукина.

Наталья Напольская, контрибьютор IWRP
www.iamik.ru
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь