Дно реки Аксу опустилось в районе населенного пункта Акбулак на 8-10 метров
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
danilov 18 Октября 2019 в 10:22:25
По прогнозам специалистов, к 2040 году дефицит воды в Казахстане составит 12 млрд. кубов.

Согласитесь, прогноз неутешительный. Уже сегодня, а вернее, еще вчера, мы все должны забить тревогу и сделать все возможное, чтобы решить проблему нехватки воды.

Объяснять значение воды для человека не нужно: это знает каждый школьник. В нашем детстве практически на каждом углу висели таблички с надписями «Экономьте воду!», «Берегите воду!».

Мы стали экономить (благо приборы учета стоят)… каждый в своей квартире. А вот беречь ее так и не научились. Что творится за пределами собственного дома, мало кого волнует или волнует лишь на словах.

«Нехватка воды в Казахстане будет расти. Мы уже являемся страной, зависимой от трансграничных вод. На сегодня более половины наших водных ресурсов поступает из соседних государств… Без принятия мер при развитии негативного сценария спрос на водные ресурсы в стране будет в три раза превышать предложение на нее», — сказал однажды бывший министр охраны окружающей среды и водных ресурсов РК Н. Каппаров.



◊ Река Сайрамсу возле поселка Шапрашты поменяла русло, ушла в сторону и уже срезала 13 метров земли, а ее дно опустилось на восемь метров.

«Мы написали акиму города письмо, чтобы русло реки изменили. Сделать это необходимо, иначе Сайрамсу уйдет, — считает заместитель руководителя Арало-Сырдарьинской инспекции по Туркестанской области К. Кожамкулова. — Надо направить русло на каменистое место влево».

Конечно, это немалые затраты, но надо понимать, что река может совсем уйти под землю. А между тем Сайрамсу подпитывает реку Бадам, от которой питается много районов.

Специалисты не могут назвать точной причины ухода реки из привычного русла. Лишь предполагают, что послужить этому могли действия компаний, добывающих песок и гравий.

«Здесь добывали ПГС ТОО «Наурыз-21» и «Арт-Курылыс», — рассказывает К. Кожамкулова. — Мы проводили инспекцию в октябре прошлого года и в мае этого, тогда следы добычи видели. Но буквально дней десять назад вновь туда поехали, все было тихо. Работы не проводились».

Однако местные старожилы считают, что вины добывающих компаний в этом нет, эта проблема началась еще в советское время. Но, как бы то ни было, вопрос решать надо, если хотим сохранить реку.

◊ А вот на реке Аксу из-за деятельности добывающих компаний и черных копателей образовались небольшие озера. Речная вода заполняет вырытые котлованы.

«Рядом с озерами находится водозабор ТОО «Водные ресурсы-Маркетинг». У них там около 33 скважин. От ТОО постоянно поступают жалобы, что из-за деятельности карьеров уровень подземных вод опустился и возникли трудности с добычей воды, — рассказывает К. Кожамкулова. — А это прямая опасность — город может остаться без воды. Вода — это стратегический запас. Надо понимать, что подземные воды питаются поверхностной водой. А здесь вода отфильтровывается и выходит на поверхность в котлованах. И что делать?».

На этот риторический вопрос, на мой взгляд, есть один ответ: ужесточить контроль над недропользователями. Еще недавно добывающие компании работали непосредственно в руслах рек. Затем их отодвинули за водоохранную зону, то есть всего на 35 метров. Добывающие предприятия стоят прямо на границе «красной зоны» и работают днем и ночью.

◊ А черные копатели — это отдельная тема разговора. Отследить их деятельность и посчитать убытки, причиненные ими государству, сегодня не представляется возможным, несмотря на все контролирующие органы, коих немало.

А если их и ловят, то через некоторое время они возвращаются и продолжают нещадно кромсать реку. О таких случаях мы уже рассказывали на страницах «ЮК». Так, например, 21 августа этого года инспекторами Арало-Сырдарьинской бассейновой инспекции проведено обследование реки Аксу. В результате было обнаружено, что работники ТОО «Темиртас» и ИП «Избасаров» осуществляют незаконную добычу гравия в русле реки. Согласно письму управления природных ресурсов и природопользования Туркестанской области №27-03-08/3497 от 12.10.2017 года, их контракт №29 от 05.12.2000 года был приостановлен из-за нарушений условий договора.

По звонку в диспетчерский пункт 102 на место прибыли сотрудники Сайрамского районного управления полиции. По словам природоохранного инспектора М. Ботабека, вся техника была отправлена на штрафстоянку.

Однако в ходе повторного обследования участка реки Аксу 28 августа было обнаружено, что нарушители продолжают свое черное дело.

Прямо у русла реки экскаватор уже вырыл приличного размера яму, нагружая один за другим КамАЗы. «Красная зона» реки испещрена ямами, русло изменено, а местная власть этого не видит или просто закрывает глаза.

По этому обстоятельству Арало-Сырдарьинская бассейновая инспекция направила письмо в специализированную природоохранную прокуратуру. Дело уже передано в суд.

При обследовании реки Аксу специалисты отметили, что вдоль русла реки отсутствуют камни. Дно реки опустилось в районе населенного пункта Акбулак на 8-10 метров. Если раньше газопровод пролегал на глубине 10 метров ниже дна реки, то сегодня труба находится уже над рекой. Поливные каналы приходится каждый раз углублять, чтобы получить воду на поля.

Согласно Всемирной программе ООН по оценке водных ресурсов, в 2030 году 47% мирового населения будет жить под угрозой водного дефицита. Только в Африке через десять лет из-за изменения климата в этой ситуации окажутся от 75 до 250 млн. человек. Нехватка воды в пустынных и полупустынных регионах вызовет интенсивную миграцию населения.

◊ В газете «Казахстанская правда» недавно вышла статья корреспондента Л. Доброты о печальных последствиях деятельности добывающей компании на реке Боралдай.

«С каждым КамАЗом добытых инертных материалов прибыль предпринимателя увеличивается, а раны Боралдая становятся все глубже, неумолимо приближая реку к точке невозврата», — пишет Л. Доброта.

Стоит отметить, что разрешение на добычу по контракту выдается на 25 лет. Остановить работу карьера можно только благодаря тому, что разрешение экологов выдается на меньший срок — десять лет.

Дело в том, что, когда с предпринимателями подписывали контракты, такого понятия, как «водоохранная зона», не было. Зона была обозначена позже, и составляет она 35 метров от берега реки.

В прошлом году на заседании Арало-Сырдарьинского совета поднимался вопрос добычи ПГС. Специалисты Арало-Сырдарьинской бассейновой инспекции по Туркестанской области предложили для постройки дорог завозить песок и гравий, например, из Сузакского района и гор Каратау, а не добывать ее в руслах рек. Однако у предпринимателей это предложение энтузиазма не вызвало. Понятно, что в таком случае себестоимость намного увеличится. С точки зрения экономики все понятно, а вот с точки зрения экологии — это урон природе, зачастую невосполнимый.

«Чтобы решить эту проблему, необходимо внести изменения в Водный кодекс РК, а в пределах трех километров от реки запретить буровые работы, — считает К. Кожамкулова. — То, что мы передвинули «красную зону» на 35 метров, никакого результата не дает».

P. S. Сегодня многие обсуждают пламенную речь в ООН шестнадцатилетней шведки Греты Тунберг. Одни ее поддерживают, другие осуждают. На мой взгляд, единственное, что хотела донести до человечества девочка, — это то, что нас так ничему не научили прошлые ошибки и мы не имеем собственного представления о будущем. Причем представления о будущем детей. Своих детей. Мы — эгоисты. Мы живем здесь и сейчас. Здесь и сейчас хотим быть богатыми, и неважно, как наше сиюминутное обогащение скажется на будущем. Грета нас обвиняет, и она права. Ведь для нас главное — «себестоимость», а там хоть трава не расти.

Татьяна Бурдель
фото автора
https://yujanka.kz/i-reki-vspyat
Комментарии, по рейтингу, по дате
  SPYKER X 18.10.2019 в 12:22:53   # 733628
Гравий пиз*ят промышленными масштабами, вот и уходят реки под землю!
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь