Белая кость вместо стейка
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
GoodZone 08 Августа 2019 в 10:06:12
В этом году мы должны выйти на экспорт 180 тысяч тонн мяса. И где оно?

По итогам первого полугодия показатели в сфере животноводства выросли по сравнению с той же половиной прошлого года сразу на 10,5%. Обеспечь хотя бы половину такого прироста лишь 50 процентов других отраслей, экономика Казахстана рванула бы вперед, а правительство стало бы коллективным героем труда! И вообще, доклад нового (не совсем уже, правда) сельскохозяйственного министра Сапархана ОМАРОВА на заседании правительства получился обстоятельно обнадеживающим. По производству говядины мы вышли уже на 98% от внутреннего потреб­ления, так еще и экспортируем 19,9 тыс. тонн по итогам 2018 года. Баранины наши люди тоже уже, получается, наелись, на экспорт отправлено 3 тыс. тонн. И со свининой самоудовлетворение - экспортировано 400 тонн.

Главное же - вдохновляющие планы на будущее.

Долгосрочная программа развития мясного животноводства предусматривает создание за 10 лет 80 тысяч семейных хозяйств, которые будут работать в кооперации с откормочными площадками и мясокомбинатами.

Долгосрочная программа молочного животноводства планирует нарастить производство молока на 1 млн тонн. Программа развития птицеводства предусматривает рост производства более чем в три раза. Программа развития свиноводства ориентирована на рост в два раза - вот радующие любого невегетарианца выжимки из доклада министра.

В соцсетях приходилось встречать утверждение, что нынешний руководитель Минсельхоза, дескать, просто “технический” - долгосрочные планы утверждены еще до него, немалые госсредства по ним расписаны, теперь его дело - не мешать распределению денежных потоков. А хотя бы и так. Если деньги идут в дело, лучше действительно не мешать.

Деньги же, добавим, очень серьезные. На этот год, например, одних только средств республиканского и местных бюджетов предусмотрено 429 млрд тенге. Это при том, что объем сельхозпродукции у нас примерно 4,5 трлн тенге, то есть каждый десятый тенге в ценах продтоваров на наших прилавках - это государственная (за наш, налогоплательщиков, счет) дотация.

Но давайте не сбиваться с оптимистического тона - стратегически очень правильно, что упор сделан на производство мяса, и с прицелом на экспорт. Поясним: сейчас на мировом рынке нет проблем с выпуском любого товара в любом количестве - есть проблема сбыта производимого. Поэтому все развитые страны жестко защищают своих производителей, а из не своего допускают только то, чего у них от природы не имеется. Например, казахстанскую нефть, черные и цветные металлы и сырой уран. А также зерно, причем именно непереработанное. К примеру, так поступают братья-узбеки, с удовольствием покупая нашу пшеницу, но не муку, поскольку мукомольные мощности у них есть и свои.

Так вот, если откровенно, то при всем громадье планов наладить несырьевой экспорт в металлургии или машиностроении реальные шансы у нас есть только по сельхозпродукции. И лучше, конечно, животноводческой, как второму, после растениеводства, технологическому переделу. Высшим же классом, если получится, был бы экспорт не просто мяса, а мясопродуктов.

И вот впечатленный столь верной стратегией и ободренный докладом министра, я попытался подкрепить оптимизм последними статданными - каковы у нас успехи в продвижении экспорта и вытеснении остатков импортной зависимости. И… растерялся.

Оказывается, с января по май этого года мяса мы отправили за рубеж 7,6 тыс. тонн, а завезли… 65,3 тыс. - почти в девять раз больше! Причем если по свежей говядине примерный баланс - 1,5 тыс. тонн вывезли и 1,2 тыс. ввезли, то вот замороженной (читай - с другого конца света) ввезли аж 4,9 тыс. тонн против 0,2 тыс. экспортированной. Кониной, кстати, ни с кем из иностранцев не поделились (на то мы и казахи!), но вот сами умудрились прикупить 832 тонны (казахи, что за дела?).

Основной же разрыв по птице: экспортировали всего 4,7 тыс. тонн, а вот импортировали 57,7 тыс. тонн.

А если по деньгам, то мясной экспорт принес Казахстану 20,6 млн долларов, импорт же вывел из страны $66,9 млн - такая вот коммерция.

А теперь про передел мяса в готовые продукты - колбасы, сосиски, копчения, консервы. Здесь мы продали за рубеж 1,6 тыс. тонн, купили же … 17,4 тыс. тонн. Такое впечатление, что основные мяс­ные вкусности на нашем столе не наши. Соответственно $2,7 млн выручка, а 36,2 млн долларов - плата наших покупателей за не наш продукт.

Вопрос министру: какие 98% обеспечения, если замороженная говядина импортируется тысячами тонн? И как понимать расхожие объяснения, что это, типа, не к столу казахстанцев, а для разных там консервов? Разве казахская колбаса лучше получается из аргентинской говядины?

Странно как-то: переработчикам в стране категорически не хватает мяса, причем и такой переработки решительно недостаточно, приходится дополнительно импортировать. Зато увенчивается такая цепочка дисбалансов давно и неоднократно обещанным прорывом в мясном экспорте.

Напомню, прорывная программа была принята еще в 2011 году с планом доведения экспорта до 60 тыс. тонн к 2016-му и до 180 тыс. - к 2020 году. Деньги выделялись как полагается, вся страна помнит перевозку телочек самолетами. Результаты: в 2016 году экспорт составил менее 12 тыс. тонн, т. е. в пять раз меньше, а в 2019-м вместо 180 тыс. тонн за пять месяцев всей говядины экспортировано… 1,7 тыс. тонн. Минсельхоз говорит, правда, про 20 или даже 25 тыс. тонн. Поверим. Но и такой “рекорд” в семь раз меньше не просто обещанного, а щедро профинансированного.

Интересуетесь, остался ли такой катастрофический срыв без последствий? Нет, конечно, у нас так не бывает! В прошлом году появилась новая отраслевая программа развития животноводства, и в ней два новшества. Во-первых, предыдущий итог назван не провалом, а “формированием основ развития животноводства”. Во-вторых, никаких прорывных цифр больше нет. Получится как получится - под неубывающее госфинансирование.

Да, и еще одна новация, скорее идеологическая: принятая модель основана на традициях кочевого отгонного животноводства - так прямо и сказано. Найдется ли при всех госсубсидиях столько новых кочевников - вопрос спорный. Бесспорно другое: государственная поддержка должна идти на реальные дела, а не на дутые обещания и концентрироваться на интересах казахстанских производителей и покупателей, а не на чужих.

Пока же от планов мясного экспорта отдает нашими знаменитыми казахскими понтами: сами покушаем в долг, зато пусть соседи завидуют! Причем для заинтересованных лиц понты еще какие выгодные, ведь просубсидированный государством экспорт не просто удешевит казахское мясо для китайского, допустим, покупателя, но и наполнит карман поставщика твердой валютой.

И так не только по мясу. Сейчас Минсельхоз одинаково субсидирует покупку как собираемой в Казахстане, так и иностранной сельхозтехники, причем большая часть господдержки уходит за рубеж. А самый элитный у нас Мясной союз - своего рода белая кость в АПК - совершенно открыто защищает такой порядок. Он же возглавляет оппозицию введению утильсбора, опять-таки открыто выступая против национального машиностроения. И это все под щедрую госпомощь. Вот мы и имеем белую кость вместо стейка.

Пётр СВОИК, обозреватель,
https://time.kz/articles/moment/2019/08/07/belaya-kost-vmesto-stejka
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь