В Казахстане внедряется новая система реабилитации ДЦП
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
Гость 05 Февраля 2019 в 12:33:04
25 специалистов из Казахстана прошли 2-летние курсы и получили сертификаты Европейской Ассоциации Кинестетикс.

Интервьюируемые:
Норберт Фельдман – Германия, тренер по кинестетикс, специалист по уходу за больными

Лилия Кёрнер – Германия, тренер по кинестетикс, по специальности медсестра

Рустам Орынбеков– Шымкент, инструктор по лечебной физ. культуре РЦ "KZhol Shymkent"

Дина Тажибаева – Астана, Директор Центра Раннего Вмешательства «Балапан»

Ксения Кондратенко– Алматы, мама ребенка с особыми образовательными потребностями

- Доброго всем дня! Лилия, Норберт, откуда вы узнали про нашу страну и кем были приглашены?

Лилия Кёрнер: Я родом из Казахстана, но долгое время живу в Германии и там же получила образование. Первый раз в Казахстан мы были приглашены несколько лет назад со стороны Благотворительной Католической Организации, позже мы приехали в рамках проекта «Школа менторов Благотворительного Фонда Қасиетті Жол, при поддержке ЭксонМобил Казахстан Инк.

- Расскажите пожалуйста поподробнее про концептуальную систему которой вы обучаете.

Норберт Фельдман: Название данной системы – Кинестетикс. И это довольно молодая наука. Всего около тридцати лет как им пользуются в странах Европы и для Казахстана эта концепция является нововведением. На данный момент, в Европе Кинестетикс преподается не только в учреждениях здравоохранения, но и в других организациях. Обучаться этой концепции, в принципе, может каждый человек. Она не предназначена только для специалистов в сфере здравоохранения. Могут быть обучены и пациенты и ухаживающие за ними люди.

- В этом ли отличие Кинестетикс от других методик?

Норберт Фельдман: Да. В концептуальной системе Кинестетикс всего шесть концепции связанных с друг-другом, которые позволяют человеку проанализировать, прочувствовать и соответственно подстраивать эти движения для исользования в повседневной жизни, для развития и улучшения своего здоровья. Прежде всего, Кинестетикс обучает человека обращать больше внимания к движениям тела. Для этого были собраны знания из разных сфер таких как: кибернетика, биология, физиология и другие. Само слово Кинестетикс можно перевести как «наука о восприятии движении». И самое главное, эта наука универсальна и может быть использована для улучшения состояния каждого человека вне зависимости от поставленного диагноза, пола и возраста.

- Расскажите пожалуйста о примерах улучшения состояния детей с диагнозом церебральный паралич после использования Кинестетикс.

Ксения Кондратенко: В качестве примера могу привести своего сына. С тренерами я познакомилась три года назад на начале курса. Тогда сын был в тяжелом состоянии и диагнозом ДЦП гиперкинетическая форма. Ему было три с половиной года на тот момент. Была сильнейшая спастика и было очень тяжело. Начать двигаться по кинестетикс тоже не было легкой задачей. Но оно все наши старания были не напрасны. И со временем, сын уже самостоятельно перемещается из положения лежа в положение сидя. То есть, нет уже необходимости в моей помощи. Я только задаю необходимое направления, а он уже сам делает движение. Учитывая, что у сына одна из тяжелейших форм и он относится к «лежачим детям», сейчас его ограничения стали минимальными тогда как двигательные возможности намного увеличились. Соответственно, болевых ощущении стало меньше. Меньше гиперкинетики, меньше спастики, ребенок больше улыбается и радуется жизни!

Норберт Фельдман: Ксения, расскажи, пожалуйста, что именно ты начала делать иначе чем раньше?

Ксения: Прежде всего, я перестала относиться к ребенку как к багажу. Научилась уважать его самого и его время. Перестала просто переносить его из одного места в другое. То есть, научилась давать ему время, чтобы он сам начал предпринимать необходимые действия. И стала просто помогать при неудачах. У нас улучшилась связь с ребенком, и эмоциональный, и интеллектуальный фон благодаря этой концептуальной системе. Так как изменились роли и отношения. И теперь Кинестетикс – это часть нашей жизни.

- Расскажите о самом начале тренингов. Какая была реакция?

Ксения Кондратенко: Ну, первые несколько дней я просто ревела. От понимания того, как я неосознанно, но всё же, издевалась над собственным ребенком. Моё видение и восприятие поменялось полностью после данных тренингов. Перевернули всё с ног на голову. И сейчас я к сыну отношусь как к маленькому человечку который имеет право двигаться самостоятельно.

- А можно по подробнее про тренинги? Периодичность? Формат?

Дина Талгатовна: Участниками курса были специалисты реабилитационных центров из Астаны, Шымкента, Атырау, а также мама особого ребёнка из Алматы.

Курсы состояли из трёх модулей: начальный курс; курс усовершенствования и курс наставничества. По продолжительности обучение длилось около 2-х лет.

Я не перестаю восхищаться стилем подачи информации. Это буквально начиналось с того, что помимо устной и визуальной подачи информации нам давали возможность прочувствовать всё на себе. То есть мы либо в одиночку, либо по парам проделывали каждое упражнение. И уже после нас просили прописать наши физические ощущения при выполнении движения. А по окончании циклов каждому из нас давалась возможность проводить мини-мастер-классы. Что позволило нам не только увидеть-услышать-почувствовать, но и рассказать-показать. И благодаря такому методу ведения тренингов мы максимально проанализировали каждый элемент которому учимся. Разобрав его всесторонне и проанализировав с разных точек зрения.

Норберт Фельдман: Хотелось бы добавить, что кроме семинаров проводимых для участников, мы также выезжали в реабилитационные центры Қасиетті жол для проведения практических занятий, где принимали участие и родители детей с диагнозом ДЦП. Анализировали работу инструкторов, давали практические советы родителям и знакомили их с концептуальной системой Кинестетикс. Я б попросил инструктора из Шымкента – Рустама рассказать важность вовлечения родителей при работе по данной концептуальной системе.

Рустам Орынбеков: На мой взгляд, это важно так как мы проводим с детьми около часа в день. В то время как родители находятся рядом всё оставшееся время. И сколько бы мы не старались привить ребенку правильно использовать возможности свеого тела, если родители не будут проводить с ним таких же занятий дома, то все наши старания тщетны. Ребенок просто напросто забудет то что он делал на занятиях до следующего приема. Очень важно чтобы родители всегда уделяли внимание тому как двигается их ребенок и как сами родители ведут себя при этом.

Дина Талгатовна: Данная концептуальная система, не просто обучение какому –то одному элементу. Это внедрение другого образа жизни. Научить обращать внимание на движения которые мы делаем ежедневно. Пусть это будет кормлением, сменой подгузников и прочее. Представьте какие будут прекрасные результаты у ребенка, если по этой концепции с ним будут заниматься в центрах, а мама будет продолжать это делать и дома. Поэтому у инструкторов после завершения появляется важная роль – это обучение данной концептуальной системе родителей детей с ДЦП приходящих в наши центры со всего Казахстана.

- Чем отличается система реабилитации в Казахстане и в странах Европы? Можете ли Вы как-либо оценить местную реабилитацию.

Норберт Фельдман: Дать какую-либо оценку работе местных специалистов я не могу. В силу того, что я не смог проводить достаточного времени для ознакомления с текущей работой специалистов. Но, отмечу что радует наличие организации которые приглашают тренеров для своих сотрудников. Так как это и является показателем их отношения к работе. Нужно отдавать должно тем, кто стремится улучшить качество предоставляемых услуг и ищет новые, эффективные методы для своих подопечных.

Сравнивать реабилитацию в Казахстане и в Европе я бы так же не стал. Реабилитация не поддается сравнению в разрезе центров либо регионов. Да, возможно реабилитация в Европе кажется временами лучше. Но, так кажется лишь по причине наличия большего количества технического оснащения. Я верю что качество реабилитации зависит от специалиста. Не от страны, не от центра, не от техники. В первую очередь для качества реабилитации важны, я бы сказал, знания специалиста, его внимательность, его руки, его отношение, его стремление обучаться новому. И вот с этой точки зрения, я крайне впечатлен местными специалистами.

Есть отличие между частными благотворительными организациями и государственными. В том плане, что государственные даже при наличии желания и мотивации не могут так же быстро организовать такие семинары. По причине того что они не всегда могут принять такое решение и приходится ждать одобрения других структур.

- Можете ли вы дать рекомендации родителям для выбора хорошего специалиста по Кинестетикс?

Лилия Кёрнер: Ну, прежде всего у этого человек должен быть сертификат от Европейской Ассоциации Кинестетикс.

- Расскажите, пожалуйста, что дословно дал этот семинар? Чем будет отличаться специалист прошедший данный курс от других?


Ксения Кондратенко: На мой взгляд в Казахстане большинство специалистов которые занимаются реабилитацией, сколько бы центров мы с сыном не объездили и частные тоже, все придерживаются какого-то стереотипного мышления «через боль». Чем больше ребенок орет во время занятий пока его муштруют, тем лучше будет результат. Или же специалисты стараются приучить ребенку определенному конкретному движению. Ну, мама сказала: я хочу чтоб он держал голову или сидел, ходил и тому подобное. И вот он делает всё, чтобы добиться этого. При этом он не задумывается о том, что ребенок должен чувствовать себя, должен уметь различать свои ощущения, кроме Касиетти жол, кстати. Потому что мы там 4 раза были и больше никуда кроме них не ездим. В других же местах к сожалению нету такого, чтобы дать ребенку возможность обучаться самостоятельно. Вот что ты человечек и ты можешь делать и вот так и так. Это очень приятно и важно. К сожалению, это не объясняется и родителям. Благодаря кинестетикс увеличивается взаимодействие родителей и детей. Так как раньше никогда они не занимались. Часто я слышу от родителей «мы никогда не были так близки». Хотя многие из них находятся с детьми по 24 часа в сутки.

- А какое общее впечатление от Казахстана? Как часто вы здесь бываете и планируете ли вы бывать здесь еще?

Лилия Кёрнер: Мы наверное здесь побывали раз уже 10 за последние годы. Впечатления конечно самые наилучшие. Казахстан – это моя Родина. И я очень рада, что могу делиться здесь теми знаниями которые получила в Германии. Могу помочь детям, помочь родителям и семьям, помочь специалистам.

Норберт Фельдман: Мне, в принципе, всё равно где именно работать. В какой бы стране ни было, везде есть люди которым требуется помощь и поддержка. Для меня самое главное, чтобы все те знания которые я даю размножались. Хотелось бы, чтобы и без моего присутствия люди пользовались и улучшали мой вклад. Помимо специальных знаний которые мы даем на семинарах, мы хотим участников задуматься о том как улучшить то, что они получили, как развиваться дальше и продолжать сотрудничать между собой. Так как вместе двигаться всегда лучше. На протяжении всего семинара мы делаем уклон на сотрудничестве между участниками вне зависимости от региона. Хотелось бы чтобы появилась сеть специалистов Кинестетикс по всему Казахстану. Чтобы они могли помочь любому жителю. Так как в каждом регионе есть люди нуждающиеся в этих знаниях.

Спасибо за беседу! Будем рады новым встречам!





Авторские права принадлежат: www.kzhol.kz
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь